Советы приходящим в храм

Наш адрес

140130, Московская обл., Раменский р-н, пос.Кратово, ул.Нижегородская, д.17
Тел. (495) 556-10-43, (925) 654-19-11

Схема проезда

20.07.21

Протоиерей Николай Булгаков

Бог правду видит, да не скоро скажет

Примерно в 1986 году какими-то путями пришли ко мне перепечатанные на машинке странички в неподписанном конверте – самое привычное для нас тогда чтение, «самиздат», третий или четвёртый экземпляр. Сверху стоял заголовок: «Казанская икона Божией Матери – благословение России и Петербургу». Автор указан не был.

Прочитал я этот вдохновенный текст, который дышал великой любовью к Царице Небесной, к России, к Петербургу, – и просто мурашки прошли по спине: вся наша история, вплоть до Великой Отечественной войны – сплошное чудо Божией Матери! После этих удивительных страниц навсегда осталось великое благоговение к Казанскому образу Пречистой, невозвратная надежда на нашу Заступницу Усердную.

В конце этих страниц приводился для нас тогда совершенно новый, а ныне широко известный факт о том, что осенью 1941 года, в самые критические дни войны, митрополиту Гор Ливанских Илие (Караму) по его горячим молитвам явилась Матерь Божия и открыла, что нужно сделать, чтобы Россия не погибла. Открыть храмы, монастыри, духовные семинарии и академии; выпустить из тюрем, с фронтов священников, и им начать служить; Ленинград врагу не сдавать, обнести город Казанской иконой; перед этой иконой  служить в Москве молебен; затем Казанская икона должна идти с войсками до границ России; икона эта должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя; когда война закончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена.

В сказании говорилось:

«Владыка связался с представителями Русской Церкви и с Советским правительством и передал им всё, что было определено… Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия, митрополита Сергия и обещал исполнить всё, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение. Всё произошло так, как и было предсказано».

После Победы, в 1947 году, митрополит Илия приехал в нашу страну. Он был награжден Сталинской премией. По согласованию со И.В.Сталиным ему подарили крест и панагию с драгоценными камнями из разных мест России – в благодарность от всей нашей страны.

Надо сказать, прочитав рассказ об этих событиях, я не отбросил его сразу, как «миф» – мол, это неправда, потому что этого не могло быть. Не могло якобы быть, потому что Сталин, каким мы его знали, не мог поступить, как верующий человек. Но ведь мог быть и другой вывод, простой и радостный: значит, мы не всё и не главное знали о Сталине. Весь дух этих страничек вызывал великое к ним доверие, к их замечательному неведомому автору. Вывод радостный – потому что забрезжила надежда: а что если в нашей истории всё было не так, как нас учили в советской школе, как мы и сами потом считали, не подозревая ни о каких чудесах?.. Нет, выше, разумнее, красивее… Ведь и в 1917 году, как оказалось, главными были не революции, а явление Державной иконы Божией Матери, о котором тоже было замечательно сказано в этом повествовании. Ведь и отношение к Царю-мученику Николаю, к монархии у нас всё больше и больше менялось в те годы… Ведь и сама вера к нам так пришла…

Теперь, когда уже изданы тома с описанием чудес, происходивших во время Великой Отечественной войны, и сомнений никаких нет в том, что без помощи Божией, Царицы Небесной мы бы не победили. Но тогда это был первый, важнейший прорыв в правду нашей истории ХХ века. Важнейший прежде всего потому, что он давал нам возможность воздать дань благодарности Пречистой за спасение нашего народа в том огненном испытании.

В нашей истории, как и во всей науке, в советское время была тотальная атеистическая цензура, полная идеологическая блокада – она во многом продолжается и до сего дня. Но непреложны слова Спасителя: Несть тайно, еже не явлено будет, ниже утаено, еже не познается, и в явление приидет (Лк. 8, 17).

Это сказание – миф? Да нет, скорее миф – то, что такая Великая Победа могла якобы произойти без заступления Царицы Небесной. Все победы во всей русской истории были дарованы Ею, Она покрывала Свой Дом во все века – а тут вдруг оставила? Она Сама засвидетельствовала, что не оставила нас в ХХ веке, явлением Державной Своей иконы.

Когда мы узнали о митрополите Илие, а затем о приезде Сталина к блаженной Матроне в 1941 году, когда стали приходить многочисленные свидетельства о чудесах в то время, то в нашу историю ХХ века вошел Бог, – о Котором мы забыли, словно Его тогда и в самом деле не было. И история обрела реальность. Она перестала быть плоской картинкой, и её в это двумерное пространство уже не втиснуть, как бы ни пытались это сделать некоторые ревностные борцы с «мифами».

В те годы и думать было невозможно о том, чтобы напечатать эти страницы где-нибудь, кроме домашней пишущей машинки. Тогда ни в одном, даже действующем храме не продавалось ни одной православной книги. Но скоро всё стало меняться. И, конечно, появилось желание попробовать опубликовать это сказание, которое давало совершенно новый взгляд на нашу историю. А вдруг чудо совершится?..

И все же, отдавая его в печать, хотелось быть совершенно уверенным в достоверности свидетельства о митрополите Илие. Сказал об этом отцу Валериану Кречетову, настоятелю храма Покрова Божией Матери в Акулово под Москвой. А он:

– А за что же ему дали Сталинскую премию?

Первые попытки напечатать сказание ничего не дали. Лишь в 1991 году, когда стала выходить газета «Русский Вестник», в ней был  опубликован отрывок из него под названием «Заступница» – самый ныне известный, о Великой Отечественной войне. В 1992 году полный текст сказания напечатал Вестник Московского общества охраны памятников истории и культуры. Наверху поставили: «Автор редакции неизвестен».

Однажды, как всегда в воскресенье, отправился я в Акуловский храм, заказал в тот день молебен Казанской Божией Матери… На службу приехал удивительный гость – очень живой седовласый старец. После литургии он сказал в храме огненное слово, в котором кое-что показалось мне знакомым.

Потом в деревянном церковном доме была общая трапеза вместе со старцем, беседа, и уже к концу её отец Валериан, посмотрев на меня, сказал:

– Тут кто-то интересовался, кто написал о Казанской иконе Божией Матери…

Я всё понял. Автор – здесь!

И протоиерей Василий Швец (1913-2011) теперь уже сам рассказал, как очевидец, о приезде митрополита Илии в 1947 году в Ленинград, о его встрече с народом в Князь-Владимирском храме у Тучкова моста, где и поныне находится украшенная владыкой Казанская икона Царицы Небесной. Отец Василий даже жест повторил, с которым митрополит Илия вернул Сталинскую премию, сказав, что он монах, деньги ему не нужны, они сами привезли 200 тысяч долларов для детей-сирот погибших офицеров нашей армии.

После этого ещё не раз доводилось увидеть отца Василия. Приезжая, он всегда не входил, а влетал стремительно, с развевающейся на лету острой белой бородой и стреляющими по сторонам глазами, возвещал что-то решительное, предсказывал что-то важное – что, бывало, и сбывалось…

Это от него мы услышали удивительный рассказ о том, как в 1929 году, когда нахлынула новая волна безбожных гонений, епископ Алексий (Симанский) пришёл к духовнику Александро-Невской Лавры преподобному Серафиму (Вырицкому) и сказал, встав на колени:

– Отче, отпусти за границу, не могу больше!

По словам отца Василия, старец поднял его и сказал:

– Через 16 лет станешь Патриархом, и будешь 25 лет патриаршествовать.

Это тогда, когда и подумать было невозможно о выборах Патриарха! А мы-то сегодня думаем: «Сталину было выгодно… Сталин понял…» А Бог-то что? А Матерь Божия? Да разве Россия хоть секунду когда-нибудь жила вне Промысла Божия? А тем более побеждала…

Слово о Казанской иконе стало широко публиковаться. Но и сегодня можно услышать рассуждения о том, что это сказание – якобы «благочестивый миф». Причём «основанием» для таких утверждений бывает лишь собственное мнение: «это невозможно», «нет документов»…

У Предания не может быть документов по определению. Впрочем, и у Писания тоже может их не быть. Ни печатей, ни подписей, ни «единиц хранения» у очень многих исторических источников, как известно, не было. Древние летописцы не делали ссылок, излагая события,  но их летописи легли в основу исторической науки. А вот у поддельных «документов» могут быть все печати и подписи – но их, бывает, опровергают именно устные свидетельства очевидцев.

Современники той эпохи, люди святой жизни, молитвенники, наделённые священным саном и монашествующие, имеющие высокий духовный авторитет, приняли свидетельство отца Василия без колебаний и даже стали передавать его людям, устно и письменно.

Протоиерей Сергий Лавров (1911–2001), сын расстрелянного в 1937 году протоиерея Николая, прошёл финскую войну, а когда уходил на Отечественную, его мать дала ему кусок хлеба и сказала:

– Откуси. Придешь – и доешь.

И положила за иконы.

«Служил Сергей в строительном батальоне железнодорожных войск, – рассказывает Светлана Леднева в книге о нем «Воин Христа, воин Отечества». – Он был командиром водолазно-понтонного взвода. Фашисты бомбили мосты, а наши воины их восстанавливали. Часто работали под шквальным огнем, под обстрелами.

В минуты затишья Сергей уходил куда-нибудь в лесок, там на пенечке раскрывал акафист перед иконой «Всех скорбящих Радость» и, вставая на колени, горячо молился. Всю войну до Кёнигсберга с ним прошли иконы Казанской Божией Матери и великомученика Пантелеимона.

А в деревне Переделки горячо молилась за своего любимого сыночка многострадальная матушка Елизавета. И… вымолила сына!..

Сколько раз, казалось, смерть была неминуема, но “вся машина изрешечена пулями, а на мне ни царапинки”, – вспоминал спустя много лет отец Сергий».

В 1946 году Сергей Николаевич вернулся – и доел тот, сохранённый его матерью, кусок хлеба.

На священство его благословил митрополит Николай (Ярушевич). Протоиерей Сергий Лавров прослужил священником 52 года. В проповеди по случаю 50-летия Великой Победы в своем храме Покрова Божией Матери в селе Игумново Раменского района под Москвой он рассказал и о явлении Божией Матери митрополиту Илие.

Архимандрит Петр (Кучер)

Другой участник Великой Отечественной войны, известный всей России, схиархимандрит Пётр (Кучер; 1926-2020) в проповеди на Покров Божией Матери также приводил это свидетельство.

Не так давно Господь сподобил побывать на Куликовом поле и в Себино,  на родине блаженной Матроны Московской – то и другое совсем рядом. В месте нашей первой Великой Победы 1380 года, которая совершилась в день Рождества Пречистой, стоит храм, в нём служит батюшка из Троице-Сергиевой Лавры. Мы вспомнили с ним незабвенного лаврского старца иеросхимонаха Моисея (Боголюбова; 1915–1992). Батюшка сказал о нём просто – то, что и мы, знавшие его, чувствуем:

– Он – святой.

Отец Моисей был великим почитателем Царицы Небесной. Рассказ о митрополите Илие он включил в свою книгу «Заступница Усердная».

о.Моисей (Боголюбов)

Православный публицист А.А.Яковлев-Козырев, вместе с которым мы провели не один счастливый час в гостеприимной келье старца Моисея, где благословлялась, обсуждалась, писалась книга «Православие. Армия. Держава» (М.: Русский Вестник, 1993), в которую тоже вошло свидетельство отца Василия Швеца, побывал в Ливане, в том числе в том подземном храме, где митрополиту Илие явилась в 1941 году Пресвятая Богородица, и видел там ростовой образ Пречистой.

Личный секретарь митрополита Гор Ливанских Илии Мата (Матвей) Зака Ассаад вспоминал:

«Митрополит очень много молился Божией Матери, и чаще всего – в подземной церкви монастыря Дейр Сайидет эль Нурийя» (в переводе  – монастыря «Свет Божией Матери»).

Митрополит любил Россию и русский народ. Он несколько раз ездил в Россию, и на службах всегда поминал в своих молитвах Россию и русский народ, желая счастья и успехов.

Во время Великой Отечественной войны митрополиту Илие Богородица открыла то, что нужно сделать, чтобы победила Россия, и повелела написать письмо Сталину. И Сталин выполнил всё, что передал ему  митрополит Илия. Сталин был очень благодарен этой вести, так как начались успехи на фронте. Митрополит Илия стал другом Сталину.

Я говорю всё это, потому что был секретарем митрополита Илии и председателем Церковного суда. Митрополит часто рассказывал об этих событиях, о России, о любви к России, о чудесах Божией Матери.

В горах рассказывают, что когда Илия был еще подростком, жил  здесь, в Бхамдуне, то удостоился беседы с Царицей Небесной…

Во время Великой Отечественной войны многие ливанские батюшки, в том числе и митрополит Илия, молились о победе Советской Армии. Да и все православные Ливана молились за победу России».

Известный московский батюшка протоиерей Владимир Тимаков, почётный настоятель храма преподобных Зосимы и Савватия в Гольянове, кандидат богословия, вспоминал:

«В год поступления моего в семинарию, в 1947-м, я удостоился быть слушателем изумительнейшей проповеди. В Россию приехал Илия (Карам), митрополит Ливанских гор. Он прибыл в Россию с необычной миссией – не за милостыней, за которой с Востока в Россию приезжали церковные деятели, митрополит Илия сам привез дары Казанской иконе Пресвятой Богородицы. По его словам, он беззаветно любил Россию (хотя сам – араб) и переживал войну России с немцами как угрозу не только России, но вообще Православию. В своей проповеди митрополит Илия поведал (слышал я лично) о том, как в момент, когда подступили немцы к Москве, он слезно молился перед Казанской иконой Божией Матери – не просто молился, а требовал от Неё, чтобы Матерь Божия спасла Россию. (И такая молитва, оказывается, возможна!) На усердную, дерзновенную молитву от иконы последовал голос: “Россия будет спасена”. Победой России завершилась война. Митрополит Илия (Карам) за тем и последовал в Россию, чтобы преподнести Казанской иконе обещанные им дары. Но выявилось неодолимое препятствие: прославленная икона находилась в Ленинграде в Казанском соборе, в котором тогда размещался музей истории религии и атеизма. Патриарх и его окружение оказались в трудном положении: куда направить привезённые митрополитом дары – не в атеистический же центр? По этому-то поводу и произнёс Илия (Карам) своё огненное слово на русском языке. Слово это нужно было слышать. Он метал молнии, низвергал громы, слова лились, как водопад, сметая всякое нечестие на своем пути. Он никого не порицал, только сущим огненным языком о том говорил, что голос от иконы Божией Матери слышал, потому он должен сложить к Ней привезённые дары…

Мне уже приходилось приличные проповеди слышать, и живую речь своего архиерея слушал, и содержательные проповеди настоятеля Пензенского собора протоиерея Михаила Лебедева… Но то, что я услышал от Илии (Карама), сравниться не может ни с чем. Слово его всех потрясло, сотрясло оно и меня. Я понял тогда, что только так с амвона и должно говорить!»[1]

Почему же нужно упорно утверждать, что все свидетельства о явлении Божией Матери митрополиту Илие и о Ее повелении, переданном им в Москву, – якобы миф? Так же, как и о приезде И.В. Сталина к блаженной Матроне Московской в 1941 году – событии, которое произошло примерно в то же время, когда молился в затворе митрополит Илия. Свидетельство об этом событии было вторым, столь же важным прорывом в правду нашей истории ХХ века, пришедшим совсем с другой стороны, подтверждающим и первое.

По одной причине: если их принять, тогда придется признать, что Верховный Главнокомандующий армии-победительницы был не таким человеком, каким его стала изображать у нас теория «культа личности», провозглашенная в 1956 году Первым секретарем ЦК КПСС, гонителем Церкви Н.С. Хрущёвым и горячо поддержанная на западе.

о.Николай Гурьянов и о.Василий Швец

Для верующего человека опасение оказаться неблагодарными по отношению к Царице Небесной, – а именно Ей мы прежде всего обязаны спасением нашего Отечества от гибели в самый грозный час его истории, – должно быть важнее, должно видеться куда более серьёзным грехом, чем чрезмерная якобы благодарность тому, кто «всю душу вложил в войну», по слову блаженной Матроны Московской.

Однажды в одной из проповедей в день Казанской иконы Божией Матери протоиерей Валериан Кречетов сказал, что в нашем церковном календаре, кроме двух нынешних дней празднования Казанской иконе Божией Матери, будет, видимо, еще и третий день – в честь победы в Великой Отечественной войне.

Дай Бог! Это будет справедливо. Это будет, по сути, исполнением повеления Царицы Небесной, сделанного Ею в трагическом 1941 году.

Наши благочестивые предки всегда отдавали дань благодарности Господу, Матери Божией, святым за их особые милости к народу нашему. В честь победы над Наполеоном в Москве был воздвигнут величественный Храм Христа Спасителя. В благодарность Царице Небесной за спасение столицы от нашествий Тамерлана в 1395 году, хана Ахмата в 1480 году и Крымского хана Махмет-Гирея в 1521 году мы празднуем трижды в году дни Владимирской Ее иконы, за избавление от польского нашествия в 1612 году – в честь иконы Казанской 4 ноября по новому стилю. Без заступления Небесной Владычицы, без Ее Державного Покрова не было ни одной великой победы русского оружия.

Уже высказано благочестивое пожелание внести в месяцеслов Русской Православной Церкви третий день празднования Казанской иконе Божией Матери 9 мая по новому стилю, в благодарность Владычице за дарованную народу нашему самую большую Победу в мiровой истории. И праздновать его по чину празднования Покрова Божией Матери, как великий праздник. День Казанской иконы именуют Русским Покровом.

Тогда общенародный, всеми почитаемый праздник Дня Победы станет и церковным праздником. В храмах в этот день всегда будет совершаться торжественное богослужение, возноситься благодарственная молитва Христу Спасителю и Его Пречистой Матери за дарование народу нашему и воинству Великой Победы. И мы привлечем к нам новые милости Заступницы Усердной Русской Земли.


 

Советы приходящим в храм

Наш адрес

140130, Московская обл., Раменский р-н, пос.Кратово, ул.Нижегородская, д.17
Тел. (495) 556-10-43, (925) 654-19-11

Схема проезда