krest

Державные листки

 


Дорогие братья и сёстры!

   Вышел из печати

«Державный листок» №35

«АБОРТ? НЕТ! ЧТО БЫ НИ БЫЛО…»

   Листок отпечатан большим тиражом.

   Берите листок в храме, давайте читать его родственникам, знакомым, соседям, сослуживцам. Распространяйте в женских консультациях, больницах, поликлиниках, учебных заведениях. Особенно важно молодежи узнать об этом правду. Для тех мужчин и женщин, кто повинен в грехе аборта, это дело будет одним из способов действенного покаяния. Тем, кто хочет включиться в это дело, но живет далеко от нашего храма, можем выслать нужное количество почтой.

   Надеемся на бережное отношение к листкам, напечатанным на пожертвования верующих.

   Пусть увидят свет все зачатые дети!

 

Наш адрес

 140130, Московская обл., Раменский р-н, пос.Кратово, ул.Нижегородская, д.17

тел. (495) 556-10-43,

(925) 654-19-11

Схема проезда

 

Вечная память!

Памяти Варвары Фёдоровой

15 января исполняется полгода с того дня, как на пожаре погибли наши прихожане Фёдоровы: Варвара, трое ее детей – отроки Андрей и Дионисий, младенец Сергий, ее свекровь Надежда.

17 декабря – день именин Варвары.

 

 Верность

День Победы17 декабря 1995 года, в первый год моего служения, к нам в храм Архангела Михаила в Жуковском после Литургии пришла девушка 17-ти лет и попросила ее окрестить. Звали ее Диной Савловой. Это был день великомученицы Варвары. Я предложил ей креститься с этим именем, поскольку в наших святцах имени Дина нет. Она согласилась. Так появилась на свет Варвара Савлова.

Не сразу, через какое-то время она стала приходить к нам на службы, стала нашей прихожанкой. Как-то я предложил ей печь просфоры. Она согласилась. Поехала за благословением к отцу Валериану Кречетову, и батюшка ее благословил. Мы их пекли сначала на квартире у Елизаветы Николаевны Епифановой (Царство ей Небесное!), потом на первом нашем подворье возле будущего храма, на улице Серова, 2, где нам сдали в аренду часть детского сада.

Когда-то, в те же первые годы, она позвала меня на Молодежную улицу, где тогда жила с дедушкой и бабушкой, причастить дедушку Бориса. Бабушка Наталья ее хвалила. Приводила ее слова о том, что по-другому, «как все», она жить не хочет.

По Варе можно было, что называется, часы проверять – в день вмц. Варвары она всегда исповедовалась и причащалась. Однажды я благословил ее накануне этого дня читать на утрене канон ее святой. Сегодня – первый такой день в храме без нее. Но с памятью, с молитвой о ней.

Помню ее как-то на Великом покаянном каноне – пришла сама, да еще подругу привела. Это было еще в том же, маленьком, «учебном» храме на улице Лацкова, то есть, видимо, до их венчания с Гришей, которое состоялось тоже там 5 сентября 1999 года. Перед этим они ездили на остров к отцу Николаю Гурьянову за благословением. Это было в феврале 1998 года, за несколько дней до моего первого приезда к Батюшке, до его благословения на строительство нашего Державного храма, которое он дал в тот же год.

21 сентября того же 1999 года отец Валериан заложил Державный храм. А они с Гришей «заложили» Ваню.

Григорий и Варвара

После первого сына у них долго никто не рождался. Дал ей поясок, освященный на поясе Пресвятой Богородицы. Родился Андрей. Назвала его Андреем в честь преподобного Андрея Критского. Андрей долго не начинал говорить. «Так ведь преподобный Андрей до семи лет не говорил!» – утешал ее. Вот обрадовалась-то!..

Наш приход – уже Державный – переехал на Нижегородскую, а Варвара тоже переехала к мужу – сюда же, на улицу Серова.

Она относилась к жизни серьезно. Она любила всё чистое, доброе, настоящее. Она хорошо училась в МАИ, потом хорошо работала в фирме имени Сухого, хорошо воспитывала детей, всё – по-настоящему, самоотверженно, добросовестно, чтобы как можно лучше.

Мальчишек своих воспитывала не однобоко: они и в храм ходили, конечно, в воскресную школу, в православную школу «Образ», и на музыку, и на хоккей.

 Когда мы с Ириной Вячеславовной в нашей приходской библиотеке раскрыли Варин формуляр, мы ахнули. Сколько же она читала! И какие серьезные книги! И творения святых отцов, и рассказы о святых людях нашего времени, о новомучениках, о русских воинах, о православном воспитании детей… Когда всё успевала?

Формуляр был начат в 1997 году. В первый же день Варвара взяла домой три книги, одна из которых – «Последние дни Романовых».

Вот только часть книг, которые она брала читать: «Старец Серафим Вырицкий», «Моя жизнь во Христе» св.  прав. Иоанна Кронштадтского, «Старец Захария», «Как найти семейное счастье», «Православная женщина в современном мiре», «Жизнь и житие свт. Луки», «Как защитить вашего ребенка», «Русские народные сказки», «Удивительная история маленького ежика», «Отцовский крест», «Воспоминания о старце Николае Гурьянове», «Отец Арсений», «Умолкнувшие колокола», «Житие и чудеса блаженной Матроны», «Чудеса последнего времени», «Не от мiра сего», «Архипастырь Сибири», «Страж дома Господня» (капитальный труд С.В.Фомина о Патриархе Сергии (Страгородском)), «Солнце мертвых» И.Шмелева, «Взрослым о детской вере», «Пасха красная» Н.Павловой, «Как подготовиться к посту детям», «Секреты вразумления детей», книги Л. Чарской, В.Крупина, Ю.Вознесенской, В.Николаева… «Собрание русских военных рассказов», «Переход» Калиновского, «Что нам суждено за чертой жизни?»…

Последняя запись, уже на вкладыше, была сделана в 2018 году: «Царь-мученик» и «Венценосная Семья». Готовился пасхальный праздник, который мы в тот год совместили со 100-летним днем мученической кончины Царской Семьи.

Варвара была, как говорят, правильным человеком. Но это не была правильность холодная, жесткая. Это было живое, теплое стремление к лучшему. Очень естественное для нее. У этой правильности не было ни тени фарисейства, превозношения перед другими – того, что называется словом презорство. Не было показного. Просто она так чувствовала, так жила, легко и радостно, с улыбкой. Не понимала, почему так не жить – ведь это же лучше.

Она завела семейную традицию в день ее рожденья, 25 августа, ездить всей семьей в Троице-Сергиеву Лавру. В такой день как ей откажешь? И с пользой для души, и чтобы обойтись без возлияний с пустыми разговорами, и чтобы помолиться преподобному Сергию перед началом учебного года.

Она была мудрой, наша Варвара! Она потому и делала всё правильно – что же мудрее?

Летом 2013 года они семьей, с друзьями ездили в Крым, там тогда был и я. Созвонились, и 28 июля встретились в храме на воскресной службе в Партените – древнее название, которое в переводе значит: «девственный».

– Хорошее название, – сказала она.

Она могла так сказать. Она была глубоко целомудренной. И там, где душа ее живет сейчас, она, конечно, об этом совсем не жалеет.

В тот же день мы поехали на экскурсию в Ливадию, в царский дворец. Помню, как внимательно она относилась к жизни Царской семьи, как всматривалась в их фотографии. Она их глубоко почитала. И оказалось так, что третий день по их кончине, день их погребения, был днем памяти святых Царственных мучеников.

Мы слышим часто: «Сейчас время такое. Жизнь такая. Молодежь такая».

Варвара опровергла это. Она доказала, что и в наше время молодой человек может жить по Евангелию, чисто и высоко. А если в наше время делать это труднее, то это еще нужнее и важнее, это еще выше – это подвиг.

Она неизменно участвовала во всех наших праздниках Дня Победы, вообще во всех приходских праздниках - и сама, и всей семьей: даже когда ждала младшего Сережу, Варвара ждет Сережудаже когда он был в коляске – но уже на сцене.

На поминках по Варе и ее близким в этом же самом актовом зале, где проходят наши праздники, ее близкая подруга Наталья Власова, у которой они жили, пока строился дом, сказала, что ей будет не хватать Вари.

Ее не хватает не только ей – не хватает всем нам. Она была очень важным человеком на нашем приходе. Не хватает ее присутствия в храме, где она неизменно появлялась то с одним, с двумя, с тремя, с четырьмя сыновьями, с Гришей. Не будет хватать и на наших праздниках.

Но все же разлуки с ней не получилось. Очень жива память о ней, даже ее присутствие. Не какое-то особое, мистическое. Просто жила с нами, молилась – и так это и продолжается – и молится, наверно.

Столько лет вместе молились, причащались Святых Тайн. Это великое родство. Так и просим на Литургии святителя Василия Великого: Нас же всех, от единаго Хлеба и Чаши причащающихся, соедини во единаго Духа Святаго Причастие.

Будем учиться у Варвары постоянству, постоянству любви, верности. Мужеству верности.

Нам очень не хватает этой прочности, этой ясности, этой определенности в добре. Опоры на то, как должно быть, а не как получается.

Она была верным человеком. Верность Церкви, Родине. Верность мужу, своей семье, приходу – со дня крещения и до отпевания. Верность Богу – главная наша верность. Кто верен в малом, и во многом верен, сказал Господь. В малом, в короткой нашей земной жизни, – и во многом,  навсегда.

Вечная тебе память, Варварушка! С днем ангела!

 Протоиерей Николай Булгаков

 

Жизнь в Церкви

Варю в первый раз я увидела незадолго до рождения ею Ванечки. Молоденькая, красивая, с большим животом стояла она на службе и немного раскачивалась, для равновесия. Потом родился Ваня, и я, в общем-то еще сама ребенок, наблюдала ее, приходящую на все службы, и у меня складывалось первое понятие о жизни в храме, о том, что и дети храму не помеха и они могут гармонично вписаться в церковную жизнь. В общем-то моя сколько-то осмысленная жизнь в Церкви только начиналась и было важно видеть пример именно среди молодых. И этот пример был! Рождалось понимание, что то, что происходит в Церкви,  всё важно и необходимо.

Потом я уже приходила в храм с братиком, сестренкой, и часто, уже познакомившись, мы с Варей по очереди стояли на службе и следили за детьми во дворе храма. 

Вообще все эти 19 лет для меня Варя являла такую незыблемость церковной жизни, стабильность. Все основные службы она была в храме, причем в одном и том же, не меняя приход. И было бы странно хоть в какой год не увидеть ее на Страстной седмице, на Страстных Евангелиях в храме. Больше всего Варя у меня ассоциировалась всегда именно со Страстным Четвергом. Тогда уже появились книги со службами Страстной недели и Пасхи, и она следила по книге. И вот именно на Страстной мы часто оказывались рядом, по очереди приглядывая за детьми и читая 12 Евангелий  или Плач  Богородицы на утрене Великой субботы. И ей было важно не пропустить эти слова.

Потом у меня уже родились свои дети, а у Вари – ее младшие дети, и мы опять с ней помогали друг другу, и опять на Страстной. Просто в остальное время мы редко общались. Не потому, что были чужими, но с Варей никогда не получалось вести пустых разговоров, даже то, о чем беседуют мамы маленьких детей: всякие безделушки, тряпки, – все это было лишним, чуждым и с Варей совершенно не вяжущимся. Разговоры были только по существу. И в этом для нее не было мелочей. И она никогда не стеснялась сказать, что она что-то не знает, если ее что-то удивит, шокирует – она спрашивает: «А так можно?!» С удивлением и без осуждения.

Запомнился такой немного забавный случай. Шел Великий пост. После вечерней службы многие шли в магазин напротив храма, тогда еще это был Дикси. И на кассе мы пересекаемся с Гришей, Варей и маленьким Ванюшей в коляске. И Гриша показывает нам на лежащую шоколадку на витрине с хитрой улыбкой – мол, вот постная шоколадка, ее можно?! А Варя останавливает его: «Не развращай молодежь!»

Рождественский сочельник, 6 января 2001 г. С нашим первым алтарником Николаем Александровичем Завариным

Дома у Вари я была только однажды, и, как и во всем в ней, меня удивило отсутствие лишнего, праздного, модного, удобного, современного, чего много у нас. Вся обстановка – простая, и много книг.

Мы смотрели фотографии детей, и зачем-то я решила спросить ее, на кого похожи ее дети, есть ли у нее братья, сестры, их фотографии, чтобы сравнить. Во мне была какая-то настырность, которой я сама в себе не понимала. Тогда Варя спокойно, сдержанно показала мне фотографию брата, где ему было годика два. А потом рассказала, что он выпал из окна и разбился... Больше расспрашивать я не стала, пришла пора остановиться. Услышанное больно отозвалось во мне. Потом я отметила для себя: фотография братика стояла пусть и не очень открыто, но на заметном для Вари месте. Она всегда помнила о нем, и наверняка молилась.

Всегда собранная, всегда знающая, для чего она живет, Варя не разменивала себя на ерунду. Сейчас жалко, что мало с нею общалась, мало наблюдала и не знаю ее лучше. 

Когда мальчики, сыновья ее сильно разыгрывались, может, ссорились у храма, она не кричала, а как-то убеждала их: "Андрей, ну так нельзя! Так не надо!"

И своей смертью Варя дала мне еще один урок: показала, исполнив слова Спасителя, что «нет больше той любви, как если кто душу свою положит за други своя».

Царствие ей Небесное и вечная память!

 Матушка Анна Марченко

  

Мы связаны друг с другом узами любви

 Дина пришла к нам на работу после отпуска по уходу за своим третьим сыном Денисом. До этого я только слышала о том, что есть такая девушка: училась в МАИ, ездила на аэродром, православная.

Появление Дины на работе было для меня большой радостью, так как в моем окружении  не было ни женщин, ни воцерковленных православных людей. Дина проявляла горячее желание вникнуть во всё, что происходит на работе, она стремилась скорее научиться и восполнить пробелы своего вынужденного сидения дома. 

В обеденный перерыв мы ходили играть в настольный теннис, а позже и в волейбол. Оказалось, что Дина знакома и с тем и с другим. Она неплохо играла в настольный теннис и отлично – в волейбол. Дине хотелось побеждать, и было заметно, как она расстраивалась, когда не могла выиграть. Она влилась в спортивную и всю нашу жизнь на работе. Мы вместе с ней обедали, пили чай, отмечали праздники и дни рождения и много разговаривали – в общем, сдружились.

Работа Дины была связана с документами и бортовыми регистраторами. Нельзя сказать, что она была сильно загружена работой, ей было бы приятнее чувствовать себя более нужной и востребованной (и она безспорно была на это способна), но зато такой режим позволял ей держать руку на пульсе жизни ее детей. 

Меня удивляло, как она справляется с домашними хлопотами, когда успевает прекрасно готовить при высокой активности в общественной жизни. Для меня и сейчас остается это загадкой. Очевидно, очень большая собранность, умение выделять главное и не разбрасываться по мелочам помогало ей в этом.

Семья всегда стояла у нее на первом месте. Муж и дети, свекровь, папа с его женой и брат, брат мужа со своей семьей – все они стали мне знакомы благодаря ее рассказам.

Дина была очень дружна с Власовой Натальей Юрьевной. У обеих было много детей, у одной – все мальчики, а у другой – все девочки. Они много времени проводили совместно. И так переплелись, что стали родными. Они ходили в один храм, водили детей в одну и ту же воскресную школу, там принимали активное участие в делах, вместе ездили за грибами, ходили друг к другу в гости, вместе ездили в паломнические поездки и отдыхать. Семья Дины жила несколько месяцев у Наташи в домике для гостей, когда они готовились к переезду из однокомнатной квартиры в Жуковском в новый дом.

Однокомнатная квартира. Они жили там много лет, там их вначале стало трое, потом четверо, пятеро и, наконец, шестеро. Маленькая кухня, крошечный коридор, просторная комната – вот всё, что у них было, чтобы отдохнуть, приготовить еду, подготовиться к урокам и занятиям. Все мальчишки постепенно начинали заниматься в музыкальной школе и ходить на хоккей. Как и когда  она, действительно, все успевала?

В новый дом Динина семья и бабушка Надежда (мама мужа) переехали года за три до пожара. Бабушка уже долгое время болела и нуждалась в постоянном уходе. Вначале они все располагались на первом этаже, совсем недавно закончили обустройство и отделку второго этажа и смогли разместиться во всем доме. Мы созванивались иногда, Дина уже вышла на работу после рождения младшего Сережи. Там проводили сокращение и реорганизацию, под которую попал и их отдел. Несколько месяцев Дина искала себе возможность остаться на предприятии и нашла. Она оформила переход в другой отдел и ушла в отпуск. Это было в пятницу. А в понедельник все узнали о случившейся трагедии.

Невозможно описать, каким горем это стало для множества людей. Такая большая семья, их знали везде: ЛИиДБ, ГСС, детские сады, школы, храмы, где работали взрослые и учились дети. Так много судеб переплетено!

Сколько людей пришло на службу, на отпевание!  Сколько сердец отозвалось на происшедшее! Слезы лились из глаз тогда, да и сейчас…

Все мы связаны узами друг с другом – узами любви. 

Варвара, Дионисий, Андрей, Сергий, Надежда. Вечная память!

Еще хотела бы добавить, что Дина ушла от нас в расцвете лет. Полная сил, молодая, красивая, волевая и целеустремленная. Я часто видела ее за чтением. Она использовала любую свободную минуту, чтобы почитать Священное Писание или художественную литературу.

 Салмина Маргарита Григорьевна (когда работали вместе, была ещё Фадеевой) 

 

Какой должна быть русская женщина?

Сильная, волевая, человек-слово. Заботливая, самоотверженная мать. Орлица, защищающая своих детей. Положит жизнь «за други своя». Любящая супруга, верная подруга. С мужем – кроткая голубица.

Такой была Варя.

Несгибаемая воля. Та, что «коня на скаку остановит…»

Целомудрие в высшей степени, целомудрие – как воздух. Это была черта, от которой никогда она не отступала, по которой строила свою жизнь. Это чувствовалось в ее облике, манере общения. Как заметила ее подруга, такой образ поведения робость вызывает у окружающих. (Наверное, поэтому близкое знакомство с ней мне не удалось). Люди открытые, прямолинейные, честные – притягиваются. И у Вари было много подруг. Подруги подобрались ей под стать. Себе они не скажут похвал. Но даже горе переживают самоотверженно и честно, с кротостью и смирением.

Русская душа.

Сейчас, спустя время, открываются глаза. Судьба русской женщины... Подвиг материнства. Когда я думаю о семье, мне на память приходит четверостишье:

Нет тебя, гусыня, лучше и добрей,

С материнской лаской ты растишь детей.

Быть главой семейства я, конечно, рад,

Верная подруга – лучше всех наград!

Я думаю о Варе. Мне представляется она белым лебедем.

И в первые дни она представала перед мысленными моими очами в прекрасном белом платье, так счастливо улыбающаяся, что становилось радостно за нее.

Вершиной ее жизни стала мученическая кончина. В высшей степени целомудренная. Непостыдная, даже – в духовном отношении – мирная.

Это горе для всех, это тяжелая утрата для всех, кто ее знал. Помоги, Господи, укрепи! Но, как сказал близкий друг семьи, в этом безвременном уходе чувствуется полнота. Так просто и метко он сказал. В этой женщине чувствовалась полнота жизни. Она жила «без черновиков». Конечно, это было вождение Духа Божия. Господь таких людей отмечает.

Эту глубокую скорбь мы проживали все вместе в храме, особенно первые три дня, все - как одна семья. Был полон храм народа, как бывает в дни Светлого Христова Воскресения.

Нет больше смерти! Господь наш Иисус Христос победил смерть.

Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века.

Ожидание встречи – там, где не будет ни болезни, ни печали, ни воздыхания.

Нам нужно помнить, как они любили жизнь. Нужно любить жизнь! Это их нам завет. Нужно жизнь свою прожить еще и за них – за тех, кого нет рядом, но кого мы очень любим. Радостно прожить, чисто.

Господь всё обдумал. А нам нужно меньше думать, больше молиться (протоиерей Николай Булгаков).

Р.Б.И.

  

Воспоминания о Денисе

Доброго времени дня, батюшка, отец Николай. Я решилась Вам написать письмо и передать вещи через Вас Григорию Федорову.

Денис Федоров  Андрей Федоров

Эти фотографии сделали во время юбилея школы «Образ» в 2018 году.

Работа Дениса "Хатка бобров"Еще я решила передать работу Денискину. Это его единственная «сольная» работа со мной, в основном он любил делать что-то коллективно-совместное с Елисеем или Тихоном. У меня много его соавторских работ, а это – персональная, это «Хатка бобров» из серии, которую мы делали по «Хроникам Нарнии», ноябрь 2017 г.

Еще я хотела поделиться с Вами воспоминаниями Луизы Сергеевны, классного наставника Дениса. Вот максимально приближенный ее рассказ:

«Взяла я этих детей во 2-м классе. Дети все разболтанные, я – чрезвычайно строгая. Всех детей строю, держу в дисциплине, тишину на уроках блюду. А один мальчик в конце класса сидит и улыбается. Я и юбку поправила, и прическу – он всё улыбается. А я на них шиплю и думаю, что что-то он у меня увидел и насмехается. День улыбается, два улыбается – невзирая, что я лютую. В конце недели не выдержала, кричу: «Ну что ты всё улыбаешься-то?» Поведение в классе было, в общем, непослушное, и повода веселиться я не видела.

Вызываю папу – приходит ко мне двухметровый великан и… улыбается от уха до уха! Ясно же, что в школу вызывают, ругать будут, а он улыбается!

И так, с таким ясным светом лучезарной улыбки, Денис и учился. В самые отчаянные минуты посмотришь на него – он взгляд перехватит и расплывется в улыбке! Такими они и остаются с папой в моей памяти – светлые, улыбчивые, не унывающие и не отчаивающиеся люди!

Помоги, Господи, Григорию выжить и сохранить присутствие мирного и радостного духа!»

К сожалению, Луизы Сергеевны не было на 40 дней поминовения по здоровью… Но мы в школе молимся о Григории и Иване и о почивших ежедневно.

 Учителя школы «Образ»

 

Слава Богу за всё!

Сегодня мы прощались с нашими друзьями, пришло очень много народу на отпевание в храм проститься. Похоронили, и, конечно, на подворье храма были поминки. Необыкновенно светлым человеком была Варвара, чистым, всегда в добром расположении духа, искренняя и честная, активная, но внутренне спокойная, целомудренная, любящая мать четверых детей и жена - настоящий пример православной женщины, а о детках что и говорить.... Мы уверены, что Господь их взял в свои райские обители. Эта трагедия заставила многих переосмыслить свою жизнь, и, действительно, нам всем есть о чем задуматься.... Вечная им память!

Надежда Буракова