Из истории нашего храма

Восстановленная молитва

7 июля 2017 года исполнилось 20 лет со дня крестного хода к месту разрушенного перед Великой Отечественной войной храма Рождества Иоанна Предтечи бывшего села Ново-Рождествено. На этом месте в тот день был  освящён крест и впервые через 60 лет отслужены молебен и панихида…

Статья Владимира Шевченко в газете "Жуковские вести" 30 июля 1997 г.Ведущий научный сотрудник Лётно-исследовательского института им. М.М.Громова, который был создан на месте села Ново-Рождествено, журналист, местный краевед Владимир Артёмович Шевченко описал то событие в очерке, который он назвал «Кресту Твоему, поклоняемся, Владыко…»

Вот этот очерк, опубликованный в газете «Жуковские вести» №31, 30 июля 1997 г., с добавлением исторических фотографий.

«В тот день – 7 июля, когда православный мiр радостно отмечал великий праздник Рождества Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, – в небе ярко светило солнце, успокоился ветер и лишь иногда щебет птиц в небе нарушал спустившуюся на землю торжественную тишину.

Возможно, в такой же погожий день, 60 лет тому назад, когда большинство крестьян села Ново-Рождественно трудилось в поле, у сельского храма в честь Рождества Иоанна Предтечи, построенного в начале XVIII в. сподвижником Петра I графом Иваном Александровичем Мусиным-Пушкиным, появились представители местной власти, чтобы, отобрав ключи, опечатать двери церкви.

Храм Рождества Иоанна ПредтечиОднако выполнить эту операцию «тайно», как было задумано, не удалось: у храма собралась небольшая толпа крестьян, угрюмо наблюдавшая за происходящим. Среди толпы оказалась неугомонная Ольга Евдокимова, которая, не стерпев надругательства над святынею, бросила в лицо святотатцам: «Если бы вы пришли пораньше, то вас всех в озере утопили бы!»

Такого вызова тогдашняя безбожная власть, конечно, стерпеть не могла, и уже на следующий день молодую мать с двумя детьми на руках отправили «на исправление» в один из дальних районов Урала, откуда они в родное село так и не вернулись.

Вслед за этим подвергли аресту настоятеля храма, весьма преклонного в летах отца Федора Богословского, священника Петра Озерецковского, пономаря Дмитрия Ивановича, ключниц Ольгу и Надежду, которые отказались отдать ключи от церкви представителям власти. Всех их выслали на строительство Беломоро-Балтийского канала, где они и сложили свои головы. Так сбылись слова Христа, сказанные им почти 2000 лет назад: «Тогда будут предавать вас и убивать вас за имя Мое».

Но властям, избавившимся от священнослужителей, этого показалось мало: их раздражало даже то, что церковь по-прежнему цела и невредима, и крестьяне, проходя мимо нее, останавливались, низко кланялись и осеняли себя крестным знамением.

Под надуманным предлогом, что для строительства новой школы нужен кирпич, здание церкви полностью разобрали. Кирпич, как оказа­лось, так и не был использован, так как кирпичи были прочно скреплены между собой, а потому их выброси­ли на свалку.

Крестьяне очень тяжело пережи­вали арест своих духовных пастырей и разрушение святыни. Горечь от разрушенной церкви какое-то Смоленская часовня в Ново-Рождествено. Начало ХХ векавремя восполнялась тем, что на каждой из пяти улиц села оставалась часовня, где теплилась лампада у чтимой ико­ны, перед которой можно было по­молиться. Например, на ул. Милли­онной стояла часовня с иконой му­ченицы Параскевы Пятницы (память о ней отмечалась 2 апреля н.ст.), на ул. Московской – часовня с иконой в честь Смоленской Божией Матери (10 августа), на ул. Прозоровской – часовня с Улица Раменская в Ново-Рождествено. Начало ХХ векаиконой Илии Пророка (2 августа), на ул. Москворецкой – часовня с Боголюбской иконой Божией Матери (1 июля) и, наконец, на ул. Раменской – часовня с иконой в честь святого благоверного князя Александра Невского (12 сентября).

С разрушением храма в селе Ново-Рождественно жизнь постепен­но стала хиреть, пока не настало время, когда было решено в связи со строительством аэродрома село вообще перенести на новое место. С этих пор большое сельское клад­бище, где, казалось бы, обрели веч­ный покой труженики села и окрест­ных деревень, стало приходить в заб­вение. Вскоре на территории клад­бища обосновалось спортивно-охотничье общество, где стали усиленно тренировать будущих рекордсменов-мотоциклистов, а на месте разрушен­ного храма воздвигли высокую ме­таллическую вышку, которую собирались использовать для монтажа радарной установки. Потом кое-кто из жителей г. Жуковского стал использовать часть земли кладбища под огороды. Но наибольший вред кладбищу нанес Жуковский ДСК, который с помощью мощных земснарядов высосал безплатно у кладбища не одну тысячу тонн песка для строительных нужд. В последние годы все чаще стали сюда заезжать автомашины со строительным мусором. Горько со­знавать, но один из живописнейших и старинных уголков Подмосковья превратился в место, где теперь ца­рит «мерзость запустения».

И вот впервые за прошедшие 60 лет, в праздник Рождества Иоанна Предтечи, на окраине г. Жуковского собрались верующие люди с икона­ми, крестами и хоругвями, чтобы пройти крестным ходом к месту раз­рушенного храма, отслужить там праздничный молебен, панихиду по всем здесь обретшим вечный покой и освятить построенный недавно с помощью лётного состава ЛИИ Пра­вославный Крест.

Путь в ту жаркую погоду предстоял неблизкий, и поэтому многие из собравшихся с опаской поглядывали на безоблачное небо. Но, как только крестный ход тронулся в путь и люди запели «Спаси, Господи, люди Твоя», на небе появилось неожиданно светлое облако, которое на целых полчаса защитило молящихся от палящих лучей солнца.

На месте разрушенного храма началось праздничное богослужение с величания святому Пророку, Предтече и Крестителю Иоанну:

Величаем тя, Предтече Спасов Иоанне, и чтим еже от неплодове преславное рожде­ство твое.

Праздничный моле­бен и панихиду отслужил в тот день настоятель храма Св. Ар­хистратига Михаила г. Жуковс­кого отец Николай Булгаков, который сказал:

«Вечный покой всем, кто здесь лежит: бывшим священ­никам, монахам, которые на месте сем много веков моли­лись, постились, совершая свой подвиг, всем крестьянам, которые жили здесь и труди­лись, всем, кто был сослан в лагеря и погиб за веру право­славную...

Сегодня летчики помогли нам построить и установить Крест, который мы сейчас ос­вятим. Мы им благодарны за это.

В этот праздничный день мы радуемся на земле, но с нами вместе невидимо раду­ются на небесах и наши небес­ные покровители, радуются наши предки, которых мы по­минаем.

За прошедшие 60 лет здесь не было ни богослужений, ни панихид. И вот теперь, когда наши силы земные соединяют­ся с силами небесными, вос­станавливается прерванная духовная нить. И, верим, с помощью Божией, предстательством Царицы Небесной, Пророка Иоанна Предтечи, святителя Ни­колая, мученицы Параскевы Пятни­цы, в честь которых были освяще­ны здесь престолы, новомучеников и исповедников Российских и всех святых, в земли Российской проси­явших, возродится наше многострадальное Отечество, наша Православная Святая Русь».

После праздничного молебна и панихиды состоялось освящение Православного Креста. Под пение молитв верующие подходят к Кресту и благоговейно прикладываются к нему устами.

Наверное, не случайно как раз в самый момент освящения Креста истребитель МиГ-21, возвращавшийся, очевидно, с успешно выполненного полетного задания на аэродром, резко пошел на снижение и пролетел над молящимися на бреющем полете, как бы желая вместе со всеми на земле преклониться перед только что освященным Крестом».

Крестный ход 7 июля 1997 г.Владимир Артёмович Шевченко прошёл в тот день вместе с нами крестным ходом к месту бывшего храма. Мы видим его на фотографии крестного хода с чемоданчиком в руке вместе со всеми нашими прихожанами, а их было тогда человек 40. Царство ему Небесное! Он почил в 2000-м году, через несколько дней после того, как Архиерейский Собор нашей Церкви прославил Собор новомучеников и исповедников Российских, в том числе тех святых, о которых говорится в его очерке: священномученика Петра (Озерецковского) и мучеников Димитрия (Ильинского) и Ольги (Евдокимовой). Они входят в Собор новомучеников и исповедников Жуковских, в Собор новомучеников и исповедников Раменских, которым только что, 27 июня, в общий день их памяти, совершил соборное служение в Раменском епископ Роман Серпуховской в сослужении Раменского благочинного протоиерея Владимира Гамариса и местных священников.

Наш нынешний приход Державной иконы Божией Матери начинался в храме Архангела Михаила в Жуковском, в той части города, которая расположена на въезде в него из Москвы.  С самого начала предполагалось построить новый храм в центре города, а пока общине было дано небольшое здание на улице лётчика Лацкова, рядом со старым Быковским кладбищем. Это небольшое здание с потолками высотой всего в три метра, с узкими горизонтальными окнами строилось под оранжерею, а использовалось как спортзал. Оно было наскоро переоборудовано под храм, и с 1995 года в нем стали совершаться богослужения.

В первый же престольный праздник храма одна из прихожанок, которая жила в противоположной части города, на Нижегородской улице, Екатерина Ивановна Николенко (её мы видим в этом крестном ходе, да ещё с дочерью; она потом была нашим казначеем, пекла просфоры) сообщила, что храм когда-то уже начинали строить в соседнем с нею доме, и там существует старое здание.

Оказалось, что это здание начала ХХ века, которое используется с другими постройками НИИ авиационного оборудования как склад. Расположено оно на кратовской стороне Нижегородской улицы, под номером 17 – другая, четная её сторона относится к Жуковскому. Вдоль улицы с 1937 года проходит детская железная дорога. Старожилы были уверены, что здание это начинали строить как храм, но 1-я мiровая война и революция не дали закончить начатое. Эти их свидетельства вошли даже в краеведческие книги. В советское время здесь располагался магазин, в просторечии его называли «Кремль», поскольку красно-кирпичных зданий в округе не было. Всё это складское хозяйство было огорожено и имело хорошую территорию.

В той части города не действовал тогда ни один православный храм, в то время как совсем близко от храма архангела Михаила уже шли службы в храме великомученика и целителя Пантелеимона, а недалеко от города ещё раньше стал действовать и храм Владимирской иконы Божией Матери села Быково. Часть прихожан Михаило-Архангельского храма были жителями именно той части города, даже прямо Нижегородской улицы, ездили сюда на службы через весь город. А когда мы узнали ещё, что некая секта интересуется этим зданием, то решили срочно начать хлопоты о передаче приходу всего этого хозяйства для строительства православного храма.

И вот в самом начале 1996 года вместе с активной прихожанкой, Зинаидой Ивановной Тепляшиной (её мы тоже видим на фотографии крестного хода с иконой в руках, Царствие ей Небесное и всем нашим уже отошедшим ко Господу прихожанам, всем благодетелям и строителям храма нашего!), мы пошли в дирекцию НИИАО просить передать здание Церкви. Руководство института не отвергло с порога разговора на эту тему, но и не дало согласия. Тогда мы им сказали просто:

– Если нет воли Божией, тогда и волноваться тут не о чем. А если есть, то всё равно будет здесь храм.

Начались переписка, ходатайства, хлопоты… Конечно, мы искали документальные исторические свидетельства, которые бы подтверждали то, что здесь начинал строиться храм. В.А.Шевченко раздобыл дореволюционную схему города-сада для железнодорожников по плану барона Николая Карловича фон Мекка. На схеме можно было распознать и Нижегородскую улицу – причём, место, где расположен ныне наш храм, как утверждал Владимир Артёмович, было обозначено крестом. Это было радостное событие!

План поселка при платформе Прозоровской Московской губернии Бронницкого уездаН.К. фон Мекк (1863-1929) имеет к истории нашей Церкви то отношение, что в 1903 году, как председатель Правления Московско-Казанской железной дороги, он отвечал за организацию паломнической поездки святого Царя-мученика Николая с семьёй в Саровский монастырь на торжества прославления преподобного Серафима. Здесь же, в нынешнем Кратово, в доме протоиерея Виктора Шиповальникова (1915-2007), 11 лет хранилась икона Божией Матери Умиление,  которая принадлежала преподобному, и 19 лет – его личные вещи. А недалеко от нас, в Удельной, на покое жил священномученик Серафим (Чичагов), автор «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», которая сыграла особую роль в решении святого Царя Николая прославить Саровского старца.

Передача приходу хозяйства на Нижегородской улице для строительства храма то подвигалась, давая надежду, а то, казалось, совсем замирала – особенно в тот год, 1997-й…

 

Но мы жили надеждой. Конечно, молились. Служили молебны, панихиды прямо в этом старом здании, в том числе 9 мая по всем воинам, обходили вокруг него крестными ходами. После того, как руководство НИИАО запретило это делать, стали еженедельно служить молебны с акафистом Державной Божией Матери и панихиды совсем рядом с будущим храмом, на улице Серова, 2, на подворье, которое у нас появилось с апреля 1997 года – нам сдали несколько помещений бывшего детского сада. В храме на улице Лацкова у нас не было подсобных помещений, и даже бочку с лампадным маслом пришлось хранить на подворье, а ещё мы разместили здесь просфорню, библиотеку, столярную мастерскую. Здесь праздновали все наши детские праздники, несколько лет была даже группа детского сада, проводили встречи с интересными людьми…

Тем временем исторические документы, которые подтверждали бы закладку храма на Нижегородской улице, не объявлялись. Удалось найти только чертежи и различные документы разрушенного перед Великой Отечественной войной храма Рождества Иоанна Предтечи, села Ново-Рождествено.

Это большое село (около 900 дворов) было переселено после войны в Новое село, а на его месте устроили испытательный аэродром. 

Каменный храм с приделом свт. Николая был построен здесь в 1730 году по решению графа И.А. Мусина-Пушкина его сыном, Платоном Ивановичем,  вместо деревянного, а до этого, повелением Государя Иоанна Васильевича Грозного, здесь, на берегу Москвы-реки, был Предтеченский монастырь. Место ему указал, по преданию, ещё преподобный Сергий Радонежский.

То, что покровителем этой местности остаётся святой великий Иоанн Предтеча, мы уже почувствовали.

И вот в престольный праздник разрушенного храма, 7 июля 1997 года, мы решили установить на его месте памятный крест – в надежде на небесную помощь большего из всех рожденных женами. Владыка Григорий Можайский, викарий Московской епархии, который много мне помогал в то первое время советами и наставлениями и знал о трудностях получения хозяйства на Нижегородской, поддержал эту идею и благословил так и сделать.

Освящение территории ЛИИВ тот солнечный день Рождества Иоанна Предтечи, отслужив литургию в храме Архангела Михаила, мы поехали на это святое место – на место бывшего храма, на окраину города, в район Глушица, на микроавтобусе, выделенном для этого ЛИИ имени М.М.Громова. В этих делах нам прежде всего способствовал лётчик-испытатель Сергей Николаевич Тресвятский, с которым ещё с 1995 года, с первого нашего авиасалона, у прихода установились дружеские отношения. На том авиасалоне были освящены первые самолёты Су-27, на которых взмывали ввысь герои России Анатолий Николаевич Квочур и Владимир Аркадьевич Логиновский, а потом и многие другие, лётчики благословлялись иконками, поясами «Живый в помощи»… Затем на территории ЛИИ служились молебны, были освящены школа летчиков-испытателей, КДП-1, другие помещения. А в 2009 году, перед очередным МАКСом, с великим образом святого Царя-мученика Николая, с иконами царевича-мученика Алексия, преподобных Сергия и Серафима, привезёнными казачьим атаманом Сергеем Николаевичем Кришталём, мы объехали по периметру всю территорию ЛИИ с молебнами, с освящением её святой водой.

На этом «рафике», на котором ездили все наши космонавты, начиная с Юрия Алексеевича Гагарина, в храм привезли однажды новый запрестольный образ Спасителя. И теперь мы погрузили в него же хоругви, иконы, богослужебные книги, утварь, разместились и отправились через весь город на улицу Наркомвод, где находится имени В.М.Мясищева. До этого мы попросили изготовить в одной из мастерских ЛИИ памятный крест и вкопать его в том месте, где был Предтеченский храм. Место это нам указали старожилы села Вертячево, расположенного на другом берегу Москвы-реки – по памяти. В этот храм они ходили зимой по льду, а летом переправлялись на лодках. Конечно, трудно было определить место храма точно – всё здесь заросло травой, никаких его признаков видно не было.

На площади перед Экспериментальным механическим заводом имени Владимира Михайловича Мясищева («которого Сталин любил», – как говорили ветераны) мы выгрузились, построились…

И дальше последовали пешим крестным ходом.

Шёл, как видим, и стар, и млад.

Кого мы узнаём на этих фотографиях?

Впереди с фонарём шествовал ветеран нашего прихода, уже покойный, незабвенный Николай Александрович Заварин. За веру он нём лишения ещё в советское время, и был одним из самых первых активистов создания православной общины в Жуковском ещё с 1993 года.

Шёл наш приходской хор: регент Лариса Борисова, матушка Ольга Булгакова, Валентина Прокофьева, Олимпиада Василисина, Марина Можарова, Татьяна…

Мы видим здесь и Зинаиду Ивановну Севанькаеву с иконой. Её супруг, Владимир Андреевич Севанькаев (1935-2004), заслуженный лётчик-испытатель СССР, со звездой Героя России на лацкане ходил по инстанциям хлопотать по делам прихода. Отпевал я воина Владимира  в день великомученика и победоносца Георгия. Здесь же и их сын Сергей с хоругвью Спасителя (справа).Памятная доска в храме Державной иконы Божией Матери пос. Кратово Заботами Зинаиды Ивановны, попечением других вдов лётчиков в нашем храме, в приделе Всех русских святых, на стене у панихидного стола, установлена памятная доска.

День был жаркий, и мы для молитвы перешли по высокой траве под дерево, в тень. Как потом оказалось, стояли прямо рядом с основанием бывшего храма.

КладбищеВпервые за 60 лет здесь совершалась молитва -  молебен, затем панихида по всем служившим в этом храме, в том числе пострадавшим во время гонений, по всем, кто здесь молился, кого здесь крестили, отпевали, кто жил столько веков в этом селе и похоронен на местном почти заброшенном кладбище, по всем православным лётчикам.

 Памятный крестЗатем был освящён памятный крест. В тот самый миг, когда первые капли святой воды коснулись его, над головами молящихся на бреющем полете (над самыми нашими макушками, так что хотелось даже пригнуться) пролетели летчики С.Н.Тресвятский и Александр Юрьевич Гарнаев, а потом, приземлившись, приехали сюда на «Волге». Сергей Николаевич рассказал, что в полете им хотелось поклониться кресту…

Все молившиеся ощутили высокую духовную радость в этот день – в том числе и пришедшие сюда старожилы бывшего села.

Мы попробовали покопать землю возле креста – стали находить старые черепки… Всё правильно!..

Помню, подумалось: «Какое благодатное место!.. Небо вокруг – во всю ширь, рядом – Москва-река… Место вековой молитвы… Может, здесь надо храм построить – и служить?..»

А потом пришла другая мысль: «Но ведь там, на Нижегородской, люди живут, а здесь – никого нет».

И вот – года не прошло после этого духовного события – и место для храма Державной Божией Матери было передано нашему приходу, чудесным образом. Предстояли многие труды – строить большой новый храм…

Раскопками на месте разрушенного Предтеченского храма, строительством нового храма, деревянного, на месте открывшегося основания храма старого здесь взялся настоятель храма св. великомученика и целителя Пантелеимона города Жуковского протоиерей Николай Струков со своим приходом. Ныне настоятелем этого храма является священник Сергий Симаков.

Помню, как в 1988 году митрополит Евлогий, тогда – первый наместник новой Оптиной Пустыни, рассказывал, с чего они начали восстанавливать обитель – с молитвы, с панихиды по усопшим старцам, тогда еще нашей Церковью не прославленным в лике святых.

Эта духовная нить, которая тогда была протянута от нас к нашим православным предкам, наследниками которых нам суждено было здесь быть, духовная связь с новомучениками этой земли, тогда только начиналась. Она получила своё подтверждение в последующие годы, но особенно ярко – через десять лет.

Но об этом – во второй части нашего рассказа.