Державные листки

 

Наш адрес

 140130, Московская обл., Раменский р-н, пос.Кратово, ул.Нижегородская, д.17

тел. (495) 556-10-43,

(925) 654-19-11

Схема проезда

 

Покров Пресвятой Богородицы

Материнская любовь

Покров Пресвятой Богородицы

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Наши праздники учат нас тому, как жить в будни.

Чему учит нас Покров Божией Матери?

Есть два разных отношения к человеку: с любовью к нему, с желанием ему добра – либо осуждение.

Осуждение – это отношение к человеку без любви. Поэтому в осуждении нет правды.

Осуждение – это всегда тормоз, тупик, полная остановка. Словно бы жизнь не идёт дальше, замерла, и больше уже ничего не будет, никакого будущего. По крайней мере, об этом нет никакой мысли у осуждающего – он впереди другого человека ничего не видит. У того якобы не может быть ни раскаяния, ни желания исправления, ни самого этого исправления. Не может быть якобы и прощения его грехов (действительных, а то и мнимых, которые враг нарисовал). Всё! Конец! «С тобой всё ясно».

 

То есть осуждение – это отношение мёртвое, это отношение к человеку как к покойнику, как будто он дальше жить не будет, а если будет, то все его последующие дни и годы ровным счётом ничем не будут отличаться от нынешнего его состояния – в нём будто бы ничто меняться не способно.

Святые отцы, однако, говорят: «Прежде смерти ни в ком не отчаивайся».

Осуждение – это объяснение действий человека его низким качеством как личности. «Раз ты так делаешь, значит, ты такой человек», – вот что оно подразумевает. Но это неверно. Причины наших поступков могут быть разными, мы их всех можем не видеть. Осуждение – слепо. Ещё и потому Господь запретил нам, грешным, осуждать других грешников, что наше осуждение всегда ошибочно: мы просто не можем знать всей жизни человека, всех его обстоятельств, внешних и внутренних.

Осуждение – наш самый постоянный, привычный, неотвязный грех. Мы осуждаем иной раз, как дышим. «Что есть, то есть, – мол, – куда же денешься?» Мы можем осуждать даже во время богослужения, осуждать на своей исповеди, осуждать тех людей, которых никогда в глаза не видели, осуждать даже умерших… А ведь это неправда, это враг нас обманывает, как всегда ловит на гордыне. Получается, что мы вроде бы лучше тех, кого осуждаем. А на самом деле, в глазах Божиих, может быть, даже хуже, потому что мы осуждаем грешника, а Господь грешникам хочет спасения, Он им – друг, Он пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мф. 9, 13).

Осуждение – это отсутствие спасительного покаянного чувства в нас. Когда по-настоящему чувствуешь себя грешным, то уже не до чужих грехов.

Осуждение не верит ни в Бога, ни в человека. Осуждение – это неверие в то, что идёт постоянная невидимая борьба, что враг старается всё время грешников навести на грех: одних – на греховные дела, других – на их осуждение за это. И то, и другое – одинаковые диавольские ловушки. Врагу совершенно безразлично, как мы будем грешить: совершая грехи или осуждая за них других. За временные, улетающие от нас слова мы при этом сами, по Евангелию, готовим себе вечное осуждение (см. Мф. 7, 1).

Отношение к человеку с любовью – это совершенно другое отношение. Это отношение жизни, надежды, роста. Это  отношение материнское.

Как всякая мать относится к своему ребенку? Она вся устремлена в его будущее, оно полно для неё самых светлых надежд. Она нацелена на становление его личности, на его постоянный рост, и, конечно же, рост всего лучшего в нём, рост его добра, предела которому она не видит…

Она, мать, прекрасно помнит и то, как он был, никому не ведомый, у неё в животе – и всё же самый близкий ей, уже совершенно родной. И как он пришел в этот мiр, совсем безпомощный, ничего не умея, ничего ещё не делая хорошего, только хлопот всем прибавил… И никто его за это не осуждал, понимая, что он будет долго расти. И слава Богу! И он рос. И долго учился, совершенно всему: есть, ходить, говорить, – приобретая всё время какие-то навыки. И он делал иногда успехи, и мать была счастлива от каждого его успеха.

Материнское отношение к человеку противоположно осуждению. Он – не «плохой», а – он «ошибся»; «у него пока не получилось; он не смог в этот раз, он в следующий раз постарается; помолимся о нём, Господь ему поможет, и у него, Бог даст, получится».

Проявляются какие-то слабости в нём, даже что-то греховное, может, даже что-то наследственное? Значит, надо ещё помолиться, потрудиться, помочь ему…

 Мать всегда готова на помощь. А осуждение совершенно ничего не спрашивает с себя: тот, мол, – сам по себе, а оно – не при чём, оно помогать никому не собирается, только осуждать и выносить приговоры. А если быть совсем честным, то оно даже где-то в тёмном уголке души радо, что другой грешник что-то делает нехорошо: и пусть, мол, он таким и остаётся, а я зато получаюсь лучше – я же так не делаю.

Одно дело сказать: «Ты не так сделал». А другое – «Знаешь, а можно было бы сделать вот так». Вроде бы то же самое, но зато дух другой: поддерживающий, вдохновляющий, созидающий.

Мать никогда не поставит крест на своих детях, как бы низко они ни пали. И чем глубже их падение, тем острее боль матери за своих детей, тем больше она хочет их исправления, а если она молящаяся, – тем горячее её молитва за них.

И всё это в высшей степени относится к Матери Божией.

Именно так к нам относится Богородица, наша общая Мать. Господь со Креста усыновил Своей Пречистой Матери в лице апостола и евангелиста Иоанна Богослова всех христиан.

         Недаром блаженный Андрей, когда узрел во Влахернской церкви Царицу Небесную, простирающую над молящимся народом Свой омофор, увидел и святых Иоанна Предтечу – покровителя Таинства Крещения, в котором мы с детства сочетаваемся со Христом, проповедника покаяния, – и апостола любви Иоанна Богослова.

Все мы – дети Отца Небесного. И перед Богом, перед Матерью Божией всегда остаёмся детьми, причём, ещё более маленькими и безпомощными, чем дети перед родителями.

Мы многого до сих пор не умеем, хотя уже давно выросли. В духовном отношении во многом мы – безпомощные младенцы. Не умеем толком ни молиться, ни поститься, ни каяться, ни бороться с дурными помыслами, чувствами, со своим языком, с осуждением… И Господь всё время ждёт нашего исправления, несмотря на то, что мы об этом сами не заботимся. И Матерь Божия, как всякая мать, терпеливо относится к нашим немощам, и просит Сына Своего всё время за нас: ещё, ещё подождать, потерпеть – мы, может быть, ещё немного подрастём, займёмся главным нашим делом… И даже если ни нам самим, ни другим не видны наши сдвиги к лучшему, Ей важны не только видимые результаты, ей, может быть, ещё важнее наши внутренние усилия к добру, или даже только противостояние злым намерениям, или наша печаль о нашем неисправлении – как это важно в ребёнке каждой чуткой матери.

Она, Царица наша преблагая, не махнула на нас рукой. Она очень серьёзно относится ко всему, чем мы живём, что нас мучает, и даже наши грехи воспринимает с болью прежде всего потому, что мы первые страдаем от них. И даже от наших самых глупых, самых смешных и наивных переживаний, от наших греховных мучений, которые мы сами себе и другим создаём на пустом месте, Она, как всякая мать, не отмахивается. Она не говорит, что всё это чепуха – хотя, конечно, чаще всего это именно чепуха, и даже хуже: наивное доверие бесовской лжи, клевете, простейшим вражьим ловушкам. Но мы в них попадаемся, несчастные, и, конечно, потом страдаем, и других мучаем, и потому всё это Ей важно. И потому Она всегда готова прийти к нам на помощь. И даже не только утолить наши печали, но и претворить скорби наши в радость. Она – Всех скорбящих радость. Всех – от чего бы мы ни скорбели. И даже – Споручница грешных. Она не только не гнушается грешниками – как мы запросто гнушаемся теми, кто нам не нравится, – Она ещё за этих самых грешников, с которыми мы не хотим иметь никакого дела, поручается перед Богом. Она упросила Сына Своего за человека беззаконного, который даже изображён вместе с Нею и Её Божественным Сыном на иконе «Нечаянная радость». Эта икона говорит о том, что Она готова приносить нам даже лучшую радость, чем та, какую мы сами просим и чаем получить от Неё. Она даже – Взыскание погибших.

Какие же наши просьбы может не услышать, отвергнуть Матерь Божия? Только те, которые нам не полезны.

И потому – с каким трепетом, с какой верой нужно нам обращаться в молитвах ко Всемилостивой Деве! Ведь Она Сама хочет исполнить все наши благие просьбы. Она не просто наша чуткая Послушница – Скоропослушница наша.

Вот уже тысячу лет Она слышит нас, Она верит в нас, Она покрывает наш народ Своим Покровом.

Нигде в мiре так не празднуется праздник Покрова Божией Матери, как у нас, в России. Потому что нигде Она не явила столько милостей, ни на чьей земле не явила столько Своих чудотворных икон, как на нашей земле. Иными словами, никого не покрывала с такой материнской заботой, как покрывала и покрывает наш народ, нашу страну, издревле именуемую Домом Богородицы.

Даже тогда, когда народ наш стоял перед катастрофой 1917 года, Пречистая явила в Коломенском Свою чудную икону, возвестив тем самым, что Она не оставит без Своего Державного Покрова наш народ и в это лихолетье.

Как же нам не праздновать этот праздник, как один из самых главных, самых любимых наших праздников?

За что Она любит нас, недостойных? Почему избрала Россию Своим Домом, Своим Четвёртым Уделом на земле? Почему множество раз спасала нашу страну от неминуемой гибели? И вновь спасает?

Любовь – это тайна. Но о том, что мы любимы Божией Матерью, как никакой другой народ, вопиет вся наша история.

Вся история нашего Отечества – это Покров Божией Матери. Покров Божией Матери – альфа и омега русской истории.

Вот что такое наша страна! Вот то главное, что нужно знать нашей молодёжи о своей Родине. Знать, чтобы правильно понимать все наши прошедшие события и чтобы знать, как нам жить дальше, в чём наша главная опора, невозвратная наша надежда.

Не случайно именно на нашу землю в день Покрова Божией Матери часто выпадает первый снег – само Небо говорит об особой связи этого праздника с нашей северной страной.

Так же, как убеляет белоснежный покров наши просторы, хочет Матерь Божия, чтобы убелились чистотой наши души: Омыеши мя, и паче снега убелюся (Пс. 50, 9).

И так же, как снежный покров покрывает всю землю, без остатка, так в России, как нигде, со свойственной нам искренностью и прямотой жизнь христианская понималась всегда как жизнь по правде Божией вся, целиком: и в храме, и в избе, и в поле, и в школе, и в армии, и даже для заключения сделки нашим предкам достаточно было всего лишь целования креста.

Пречистая возлюбила наш народ за его смирение и безкорыстие. За доверчивость и простоту.

Она, Пречистая, знает, что здесь не ставят земную правду выше небесной, здесь хранят данную Богом Святую Православную Веру.

Мать не может не любить тех, кто любит её сына, кому он дорог.

Боголюбивая Царица не может не любить тех, кто почитает Её Божественного Сына, кто верит Ему до конца, кто принял всерьёз, в разум и в сердце, Его слова, Его правду, для кого Его Крест – не соблазн и не безумие, а Божия сила и Божия премудрость (см. 1 Кор. 1, 23).

Потому Россия и терпит непрестанные скорби в своей истории – многострадальная и самая счастливая на земле, ибо терпит их вместе с Ним, за Него. Терпит вместе с Ней, стоящей у Его Креста, у Русского Креста.

Каждый раз в день Покрова Божией Матери с непрестающим удивлением и трепетом мы благодарим Боголюбивую Царицу за все Её милости, дарованные прошлым нашим поколениям, с надеждой, что Она и впредь не отнимет Своего Покрова от нас, от наших детей и внуков. А значит, с каким же трепетом нам нужно хранить чистоту веры Православной, не имеющей никакого порока, – как говорил Её любимец, Её служка преподобный Серафим Саровский, чтобы Матерь Божия всегда чувствовала Себя здесь, в России, у Себя Дома!

Когда-то Николай Васильевич Гоголь написал своим младшим сёстрам об их общей матери, Марии Ивановне: «Ваша мать превратилась в молитву!»

Какие слова! Сильнее не скажешь о православной матери, о силе материнской молитвы за детей своих! «Превратилась в молитву», – то есть перестала жить чем-либо другим в этой жизни, стала человеком-молитвой.

Что бы сказал гениальный мастер слова о глубоко почитаемой им Пресвятой Богородице, не усыпающей в молитвах за всех нас? Или, может, даже он не нашел бы для этого достаточно благодарных слов?..

Будем же помнить не только в праздники, но и в будни, во все дни и часы нашей жизни, что Матерь Божия продолжает покрывать нас Своим Покровом всегда, что Она днём и ночью готова прийти к нам на помощь, что Она, как всякая мать, всё время видит нас, чувствует нас, всё время верит в лучшее в нас, неустанно желая нашего роста, нашего вечного спасения. Аминь.