Наш адрес

 140130, Московская обл., Раменский р-н, пос.Кратово, ул.Нижегородская, д.17

тел. (495) 556-10-43,

(925) 654-19-11

Схема проезда

 

Творчество наших прихожан

Марина Палатова. Монастырь в Черногории

Из центра города до него неспеша можно дойти за полчаса. И тут ты попадаешь в другой мiр. Два мiра совсем рядом. Внизу у моря –  люди, шум, суета. А здесь на горе – мир, покой, радушие. Свое первое впечатление от монастыря я получила на вечерней праздничной службе в субботу. Служба шла в главном храме Успения Божией Матери, где собрались монахи и прихожане, среди которых было много молодых женщин и мужчин. В небольшом, но очень высоком храме служили при свечах на церковно-славянском и сербском языках.

Мужчины стояли строго справа, а женщины в длинных юбках - слева. Монашеский хор дружно в унисон подхватывал возгласы священника, к нему присоединялись прихожане. Совместный хор сливался в единый порыв обращения к Богу!  В сумерках, при мерцании свечей это единодушие звучало особенно торжественно. Служба началась в семь часов вечера и длилась до одиннадцати. Я  начала волноваться: «Как в такое позднее время в чужой стране идти одной с горы по ночному городу? Пойдет ли кто-то из монастыря в моем направлении?» Я  прошла к воротам, чтобы осмотреться. Внизу вдали светились городские огни, где-то недалеко гремела музыка. Как выяснилось позднее, напротив монастыря открыли ночной клуб. В стороне от входа в монастырь прогуливалась семейная пара. Я подошла к ним. Оказалось - русские, которые несколько лет назад переехали сюда на постоянное жительство. Они успокоили меня, сказав, что в Черногории нулевая преступность. Я им поверила и в дальнейшем после вечернего богослужения ночью возвращалась через безлюдный город одна, по дороге читая молитву, чтобы глупые мысли не лезли в голову.

На праздничной Литургии в честь Рождества Пресвятой Богородицы было очень много народу. Все не помещались в храме, но для этого у входа в храм во дворе была организована трансляция службы. После причастия меня пригласили на угощение в большой красивый зал с террасой, откуда открывался превосходный вид на море. На столах стояли чашки с чаем, кофе, соком и даже вином, тарелки с легкими закусками. Люди сидели, стояли, общались друг с другом и с монашествующими. Между ними не было разделения. Всё очень просто и душевно, будто здесь живет одна большая семья, где все друг другу рады. Когда я беседовала с русскоязычными прихожанами, они говорили, что приходят сюда как в родной дом, в любое время. Здесь можно посидеть, подумать, получить совет. Вас угостят, утешат. Я убедилась в этом, когда пришла в монастырь со своим вопросом во время утренней трапезы. Никто не спросил, кто я такая и что мне нужно. Меня посадили за стол, чтобы разделить свою простую еду. Они увидели во мне ближнего и отнеслись так, как велел Иисус Христос! 

Монастырь живет на пожертвования, у него нет своего хозяйства, но всегда есть, чем поделиться. Игумен Рафаил понимает и принимает исповедь на русском языке. Ведь русскоязычных жителей и гостей здесь очень много, а сербы относятся к русским как к братьям. Я часто приходила сюда, по благословению игумена беседовала с монахами о жизни и истории создания монастыря.

Когда построили этот монастырь неизвестно. Известно только, что он был воздвигнут на развалинах какого-то старого храма, но монастырь, скорее всего, возник во времена сербской династии Неманичей. Есть мнение, что именно отсюда в свое паломничество на Святую Землю отправился св. Савва – будущий первый архиепископ автокефальной Сербской Православной Церкви. Монастырь долгое время был приморской резиденцией черногорских митрополитов. В 1712-1714 гг. турки опустошили всю Черногорию в отместку за участие черногорцев в русско-турецкой войне. Когда черногорцы одержали победу при Царевом Лазе, было захвачено 86 турецких знамен. Роскошная территория Боко-Которской бухты и Будва привлекали взгляды соседних стран.

Ею владели то венецианцы, то австрийцы. Австрийцы хотели захватить и монастырь Подмайне, чтобы превратить его в свою крепость. Но народное вече, созванное св. Петром Цетинским, не позволило им этого сделать. Позднее австрийцы просили владыку продать монастыри Подмайне и Станевичи и получили такой ответ: «Засыпьте эти голые камни золотом, и тогда не удастся вам купить меня вашими деньгами... Что мы саблей добыли, то без сабли не отдадим, хоть бы до колен пролилась геройская кровь».

В 1837 г. из-за материальных обстоятельств и под давлением Австрии Петр II Негош все же был вынужден уступить обитель австрийцам, которые превратили ее в крепость, а малую церковь – в тюрьму. Позже монастырь был выкуплен священником из Майн о. Филиппом Тановичем и находился в частной собственности его семьи до 1953 г.  В 1864 г. обитель пострадала от случайного пожара, при котором сгорели многие монастырские ценности. В 1953 г. монастырь был конфискован государством и до 1994 г. находился в ведении Института по защите памятников культуры Черногории. Во время страшного землетрясения 1979 года монастырь вновь был разрушен. Наконец, в 1995 г. государство вернуло обитель Церкви.

В 1997 году монах Савва Коматович из монастыря Дулево обратился к митрополиту Черногорско-Приморскому Амфилохию за благословением восстановить монастырь. Владыка спросил: «Чем будешь восстанавливать?» На это монах Савва ответил: «Ты только благослови, а Бог у нас богат!»

Сначала стали восстанавливать малый храм. Зажгли лампадку. У Саввы было три послушника: Бенедикт, Агафон, Захарий, - и монахиня Екатерина. Жили в вагончике, пищи не было, помогать им не хотели. Большой храм был потрескавшийся от землетрясения. Металлическими прутьями стягивали стены. Стали приглашать батюшек служить. Монах Савва Коматович скончался в 1998 году. Его погребли в главном храме, посвященном Успению Пресвятой Богородицы. Перед его кончиной рукоположили в иеромонаха о. Бенедикта, он и заканчивал возрождение монастыря. Восстановительные работы продолжались до праздника Успения Божией Матери 2000 года, когда была вновь торжественно освящена большая Успенская церковь.

Когда я спросила: «Каким образом можно было закончить восстановление монастыря за такой короткий срок?» Мне ответили: «Это чудо совершила Сама Матерь Божия!» В 2002 году была завершена фресковая живопись главного храма. Храм расписал художник Владимир Киришавич.

Малый храм посвящен Введению во храм Пресвятой Богородицы. Эта церковь имеет очень небольшие размеры (4х2,5 м) и напоминает катакомбные церкви первых христиан. Храм почти полностью находится под землей. По пятницам здесь игумен исповедует прихожан, а после исповеди с ним можно поговорить.

Я ждала свою очередь на исповедь в притворе этого древнего храма. Свечи и две небольшие лампочки освещали каменное помещение, которое изначально было построено еще в XV веке, потом разрушено, запущено и вновь восстановлено. Рассматривая пол из каменных блоков, стены с арочными пролетами, грубоватую, но прочную кладку, тронутую налетом копоти от свечей, трещины, низкую деревянную дверь, ведущую в храм, я мысленно уносилась в то далекое далеко. К действительности меня возвратило всхлипывание, а потом рыдание молодой девушки. Немолодой крупный монах читал еле слышно Иисусову молитву, пальцами перебирая четки. Сколько их прошло здесь, молящихся и кающихся? Менялись люди, обстоятельства, но оставалась эта звенящая тишина, в которой чувствуется присутствие Бога.

Монастырский двор украшает несколько пальм и кипарисов, которые придают ему прекрасный прибрежный вид. В уютном уголке двора можно выпить святой воды. А слева от входа в большой храм, под навесом ставят свечи в песок, залитый водой. Наверху – о здравии, а внизу – о упокоении.

Мне посчастливилось побывать на Литургии, которую возглавил Высокопреосвященнейший Амфилохий, митрополит Черногорско-Приморский – один из старейших архиереев Сербской Православной Церкви. Владыка Амфилохий духовно окормлялся у двух великих святых ХХ века – прп. Иустина Поповича и старца Паисия Святогорца.

В этот день он крестил шестого ребенка, родившегося в семье священника, а четверых мужчин постригал в послушники. Среди них был молодой парень, который до этого женился на верующей девушке, но через небольшой период времени оба приняли решение посвятить свою жизнь Богу. Она ушла в женский монастырь, а он стал послушником монастыря Подмайне.

Еще одно радостное событие произошло в тот день. Обитель посетила икона Донской Божией Матери, которую наши люди, собравшиеся из разных уголков России, во главе с казачьим атаманом Кришталем Сергеем Николаевичем, через Белград и Боснию принесли сюда крестным ходом. Мiр тесен. С Сергеем Николаевичем мы пересекались в подмосковном храме Державной иконы Божией Матери, когда в храм крестным ходом доставили Надымскую Чудотворную икону cвятаго Царя-мученика Николая II.

А теперь, пережив инфаркт, атаман нес на плечах икону Донской Божией Матери. В монастыре Подмайне Сергей Николаевич совершенно неожиданно встретился со своим знакомым врачом из Екатеринбурга. Она его немного подлечила перед тем, как им отправиться с иконой дальше из Будвы в Бар, чтобы оттуда на пароме переправиться в город Бари к мощам святителя Николая Чудотворца. Чудны дела Твои, Господи!

Сегодня монастырь Подмайне является религиозным и культурным центром Черногории. В большом зале монастыря проводятся конференции, встречи, беседы.

Имеется собственный интернет-сайт, радио, издательство, выпускающее книги, среди которых много переводов с русского на сербский. Печатаются листки с проповедями настоятеля. По вечерам в воскресные дни зал полон прихожан, единодушно изучающих Священное Писание. Гостиница на 60 мест принимает паломников, организуются поездки по монастырям. Но самое главное, что осталось в моей памяти – это простота отношений, открытость и отзывчивость, гостеприимство и доброжелательность монашествующих и мiрян.

На Рождество Христово я получила из Черногории поздравление с рассказом о проведенном празднике. Раба Божия пишет:

«Рождество в монастыре прошло, как всегда, слава Богу, душевно. Вечером 6-го числа за монастырем разложили огромный костер из дубовых веток, зажгли с песнопениями, и каждый, кто приходил, приносил ветку и подбрасывал в костер. Мне кажется - это символизирует Вифлеемскую звезду! Потом поочередно люди спускались в церковь и прикладывались к иконе. На полу лежало сено, и это было так трогательно и символично! В трапезной в камине потрескивали дрова, а на столах стояли пирожки и глинтвейн. Уходить не хотелось! Затем, в 22.00 началось Бдение с переходом в праздничную Литургию. В завершение - добро пожаловать всем за праздничную трапезу! За столами было человек двести. Вот такое Рождество во славу Божию! Так радостно, что монастырь наполняется людьми, а ведь мы еще помним другие времена. Слава Господу!»

Да, этому монастырю не просто в мiру! Монахам приходиться смиряться и многое претерпевать ради Христа и ради любви к ближнему!

Расскажу еще об одной доброй традиции, которую наблюдала в Подмайне. Когда у кого-то именины, то в церковь приносят каравай и пшеницу. Во время службы все освящается. Священник надрезает крестообразно калач (каравай), поливает его и пшеницу вином, затем все вращают его и поют: «Святые мученики! Вы – добрые страдальцы…» Потом батюшка с именинником преломляют хлеб и целуют его троекратно со словами: «Христос между нами есть и будет!» После службы в трапезной именинник делит калач на кусочки, посыпает пшеницей и всех угощает. Все поздравляют его и говорят: «Счастливых именин на здоровье и спасение!»

Монастырь удивительный! Многие там находят приют и утешение, радость и тепло. «Здесь живет любовь!» - думала я, и мне захотелось рассказать об этом.

Если придется вам быть в Черногории, щедро одаренном Богом месте, посетите в Будве монастырь Подмайне, побывайте на службе, помолитесь вместе с нашими сербскими братьями, и вам непременно захочется туда вернуться.

Неповторима гор краса,

Сурова и нежна природа!

Застыли лики в небесах

И с высоты взирают строго.

Я прикоснуться к ним хочу   

Всем сердцем, с трепетом покорным.

И серпантином к ним лечу

Святым волненьем переполнен...  

Нет выше счастья, осознать

Твое Величье, нас ничтожность.

Мой Бог! Молю Тебя! Опять

Мне подари эту возможность -

Там побывать, где гор краса,

Сурова и нежна природа,

Застыли лики в небесах

И с высоты взирают строго.