Наш адрес

 140130, Московская обл., Раменский р-н, пос.Кратово, ул.Нижегородская, д.17

тел. (495) 556-10-43,

(925) 654-19-11

Схема проезда

 

Родное слово

Это касается ВСЕХ

Юнна Петровна Мориц

В дни Рождества

В дни Рождества, когда сияет в яслях космос
И над младенцем – Вифлеемская звезда,
Пастушьей святости божественная косность,
Мария, пахнущая космосом плода, –

Ничьё господство, кроме Господа, не властно,
И никакой нам не прописан гегемон,
Ваниль с корицей нам прописаны и масло,
Где пламя плавает под куполом времён,

Дыханье плавает любви в поющем храме,
Который светится в галактике Творца,
Где жизнь единственна, таинственна в программе
Нечеловеческих планет… Мы все – пыльца

Любви божественной, божественного света
И тьмы божественной, где дышит этот свет.
Ничьё господство, кроме Господа!.. Планета –
Его Господства потрясающий Завет.

 

Страстная неделя

Когда бы Он пошевелил перстом
Для своего телесного спасенья,
Остался б магом, но не стал Христом
И не объял бы тайну Воскресенья.

О фокусе мечтал Искариот,
О магии публичного показа,
Доступных для желудка и для глаза
Чудес, увеселяющих народ.

Гвоздями он прибил сей рабский путь
К Его запястьям, над землёй простёртым!
Но маг Исус предстал Иуде мёртвым,
А Бог воскрес, и в этом Тайны суть.

И в этом суть иудина греха,
Взыскующего магии от Бога,
И доказательств, коих всюду много,
Что есть над нами тайные верха!

 

О чувстве Бога

Как только вам предъявят все улики,
Все доказательства, таблицы, знаки, звуки, -
Как только все великие науки
Дадут потрогать, и понюхать, и на вкус
Попробовать, что Бога нет как нет
И человеки – не творенье Божье,
А складчина молекул и бактерий,
Которые сюда заслала группа
Товарищей из множества вселенных,
Чей разум превосходит вас настолько,
Что человек – не тот научный опыт,
Который надо продолжать… Тогда

О чувстве Бога вспомните, о чувстве
Сияющей любви, о благодати
Божественной, о чистоте блаженства
В объятьях складчины молекул и бактерий
Черёмухи, сирени, и жасмина,
И облаков, плывущих по реке,
У молодого Пушкина в зрачке,
В объятьях складчины молекул и бактерий
"Руслана и Людмилы", "Сказки о…" –
Речь не о Боге, а о чувстве Бога.

 

I. Демократия погрома

Пятнадцать лет назад просили сербы
Их не бомбить во время Пасхи православной,
Их не бомбить, когда Христос Воскресе.
Но дама с дьявольской улыбкой превосходства
Ответила от имени госдепа,
От имени глобального господства,
Что просьба сербов исторически нелепа,
И, если думать о глобальном интересе,
О демократии, о нравственном прогрессе,
Бомбить на Пасху надо сербов обязательно,
Без этого не будет убедительна
Победа, не бомбящая на Пасху
По той причине, что Христос Воскресе.

Пятнадцать лет спустя, пасхальной ночью
На Украине, в Украине (как хотите!)
Славян славяне убивают – где? – в Славянске.
Над перемирием пасхальным хохоча,
Устраивает власть кровопролитье
Лицом госдепа сильно хлопоча!
Победа быть должна кровопролительной,
Без этого не будет убедительной
Победа демократии погрома,
А демократия погрома – праздник скотства!
Но, если думать о глобальном интересе,
Пылая дьявольской улыбкой превосходства,
Кровопролитье – инструмент господства,
Особо – в ночь, когда Христос Воскресе.

 

II. Хорошо придумано

Для запада Россия – лютый враг:
Россия не вторгается в Ирак,
Не погружает Ливию во мрак,
Не вешает Саддама и на части
Не рвёт Каддафи, хохоча от счастья!

Россия – вредоносная страна,
Переписать историю должна:
Не победила Гитлера она!
Америка с Европой победили,
А русские им только навредили!

Россия угрожает всем подряд:
Ей льют и сыплют ненависти яд,
И травят, травят, но она не травится,
Привыкла к яду этому красавица, –
Страна такая западу не нравится!

Для запада Россия – в горле кость
И просто лишний на планете гость.
Но сколько бы Россию ни марали,
А в плане исторической морали,
И Крым, и Севастополь к ней удрали.

Для запада Россия – лютый враг:
Не вторгнешься в Россию, как в Ирак,
Не омайданишь пятою колонной,
Колонной русофобии зловонной,
Где флаг погрома – знак великих благ!

Россию надо гнать с планеты прочь,
Россия – дьявол кровожадной власти:
Нет виселиц, никто живьём на части
Не рвёт Каддафи, хохоча от счастья, –
Но в этом запад нам готов помочь!

В любой момент готовы нам помочь
Погромы, снайперы, египетская ночь!

 

Чем либеральней, тем они пошлее…
Тютчев, май 1867 г.

Не смог Европу Тютчев изменить,
Она Россию держит в чёрном теле.
Но Тютчев нам протягивает нить
Спасенья в европейском беспределе.

Предупреждённый Тютчевым спасён
От европейской травмы и обиды, –
Мне никогда не снится страшный сон
О том, что мы – Европы инвалиды.

Огромна "Репка", тащится с трудом,
Должны сплотиться предки и потомки!
Такую "Репку" в Европейский дом?..
Нет, Тютчев – против русофобской ломки!

Его поэзия – влиятельная связь,
А злоба дня – она всё злее, злее!
Но Тютчев пишет, злобы не боясь:
"Чем либеральней, тем они пошлее…"

 

Это касается ВСЕХ

То, что случилось в Одессе, касается ВСЕХ!
То, что случилось в Одессе, чудовищный ГРЕХ!
То, что случилось в Одессе, фашизма разврат,
Морда фашизма, фашизма пылающий ад.
То, что случилось в Одессе, не битва идей,
Это – Освенцим, где звери сжигают людей,
Это – фашистам Права Человека даны,
Это Права Человека – войскам сатаны!

То, что случилось в Одессе, касается ВСЕХ!
То, что случилось в Одессе, фашизма успех,
Это – фашизма концерт и фашизма гастроль,
Хохот фашизма, который – свободы король!
Это – свобода, в которую запад влюблён,
Запад, состряпавший этой свободы бульон.
То, что случилось в Одессе, фашистская месть,
Месть людоедов!.. Россию фашистам не съесть!

То, что случилось в Одессе, касается ВСЕХ!
В западной прессе – вранья русофобского цех:
Это – фашистам Права Человека даны,
Это Права Человека – войскам сатаны.
То, что случилось в Одессе, не битва идей,
Это – Освенцим, где звери сжигают людей.
Морда фашизма, фашизма пылающий ад –
Это касается ВСЕХ, и ни шагу назад!

 

Быть и сметь!

Сговор, заговор, оговор, –
В каждом слове прописан вор,
Демократия воровства
Сговорилась качать права.

Сговор, заговор, оговор,
Не тайком, а держа топор –
Напоказ, чтобы страх не гас,
Чтобы нас приговор потряс!

Сговор, заговор, оговор, –
В каждом слове прописан вор,
И так много его, так много,
Что его торжество убого!..

Сговор, заговор, оговор,
Знаю практику этих свор,
Древний опыт мой – вечно свеж:
Быть и сметь!.. И меня не съешь!

Несъедобность моя сильна,
Несъедобна моя страна,
Несъедобности – благовест:
Бог не выдаст, свинья не съест!

 

Переворотов патриоты

Сковорода переворотов – американская забава,
Сковорода переворотов пылает смрадно и кроваво,
Переворотов патриоты на этой пляшут сковородке,
Переворотов патриоты – они такие самородки!

Сковорода переворотов, она для пляски патриотов –
Переворотов патриотов, и в Африке, и в Украине.
Без плясок этих патриотов нет никаких переворотов
Ни в Африке, ни в Украине, и ни в одной кинокартине.

Сковорода переворотов, сковорода веселья злого,
Переворотов патриоты на этой пляшут сковородке!
А все другие патриоты – позор и матерное слово,
А все другие патриоты – не самородки в сковородке!

Переворотов патриоты переворачивают страны,
Без плясок этих патриотов нет никаких переворотов, –
Переворачивают страны и разбивают, как стаканы!
И, как стаканы, бьются страны,
Где, кроме этих патриотов, считают всех за идиотов.

 

Ватник я и колорад

Русофобская шпана
Требует майдана,
Без майдана ей хана,
Кровь ей – как сметана!

Нужен ей переворот,
Ад с доставкой на дом:
Кто не скачет, тот – урод,
Ватник с колорадом!

Русофобская шпана
Требует сдаваться,
Мы – уроды, а она –
Западная цаца!

Без майдана ей хана,
Кровь ей – как сметана,
Русофобская шпана
Требует майдана,

Не боится чепухи:
Древнего поэта,
Чьи "Ужасные стихи" –
Вот кошмар – про это!

Ватник я и колорад,
Гнев шпаны неистов!
Я – такой дегенерат:
Не люблю фашистов.

Обожать я их должна,
С ними целоваться?
Русофобская шпана,
Русофобская война –
Живоглотов цаца!

 

Личный опыт

Там, где бешеной злобы глыба
Кувыркается в адской копоти, –
Изоляция – райский выбор,
Говорю я о личном опыте.

Там, где лязгает зверства челюсть
И творится насилья гадость, –
Изоляция – это прелесть,
Изоляция – это радость!

В изоляцию – как в поэтство,
В изоляцию – как на волю!
Изоляция – это средство
От спектакля с паршивой ролью.

Изоляция – не для мелких,
В изоляции – лавры Данта,
Никогданта в позорных сделках,
Унизительных для таланта!

Изоляция – где Овидий,
И вранья о нём – два трамвая.
Изоляция в чистом виде –
Это классика мировая.

 

В натуре

Когда у банды – паранойя
И пропаганды воспаление,
Что русские – не коренное
Для Украины население,

Тогда драконы и дракончики
Из незаконного правительства
Законы пишут и закончики
По всем законам отравительства, –

И ядовительство могучее
Такие делает подарки,
Что начинают в данном случае
Кипеть кастрюльки-ядоварки!

И все посланцы отравительства,
Специалисты ядовительства
Целуют органы давительства
У незаконного правительства!

Так торжествует паранойя,
Где существует воспаление,
Что русские – не коренное
Для Украины население.

 

Всяки псаки

Кто стравил Украину с Россией?.. Дурак.
Превратить невозможно Россию в Ирак,
Где букет оккупантов украсил поляк,
Чьи подпольные тюрьмы – свободы маяк!

Невозможно Россию стереть в порошок
И сварить порошковых майданов горшок,
Невозможна в России такая фигня, –
Бог не выдаст, не съест никакая свинья.

Слишком дорого стоил в Россию проезд
Той фашистской свинье, что Россию не съест, –
Было много свиней и до этой свиньи,
Но Россию однако не съели они!..

Всяки псаки кровавое любят меню
И России готовят майдана свинью, –
Вся надежда у псак на свинарник писак,
Вдохновлённых враньями свинеющих псак.

Псаки – это ничья не фамилия, нет!
Всяки псаки – особого свинства портрет,
Всяки псаки – особого свинства секрет,
Русофобскими свинствами он перегрет!

Невозможна в России такая фигня,
Чтобы съела Россию… майдана свинья!
Всяки псаки вранья – это свинства родня,
Это хрюкают свинские новости дня, –
Псакодней всякодня, всякодней псакодня!

 

Идиот и самолёт

(для детей от 5 до 500 лет)
Самолёт летит бомбить,
Он летит тебя убить!
Если ты – не идиот,
Ты сбиваешь самолёт:
Или ты его собьёшь,
Или он тебя убьёт!

Если он тебя убьёт,
Этот храбрый самолёт,
Он – отважный патриот,
Ты – убитый идиот.
Если всё наоборот,
Очень жалко самолёт!

Очень жалко самолёт,
Если всё наоборот, –
Он погиб, как патриот,
Он летел тебя бомбить,
Он хотел тебя убить.
К счастью, ты – не идиот!

 

Запад святой

Слепотой, глухотой, немотой
Наслаждается запад святой,
Когда мчится в Россию лавина
Мирных беженцев, а Украина
Бьёт по ним, и летящая мина
Абсолютно чиста и невинна,
Где распахнута смерти долина.
И своей глухотой,
И своей немотой
Наслаждается запад святой!

Абсолютно невинным и чистым
Запад выглядит специалистом
С абсолютно крутой правотой –
Слепотой, глухотой, немотой!
Миномётчик и снайпер-молодчик
Бьют по беженцам, по журналистам,
Чей язык – Достоевский, Толстой.
Так в Европу идёт Украина,
Где невинна летящая мина,
И летящая пуля невинна, –
И своей глухотой,
Немотой, слепотой
Наслаждается запад святой!

 

Одобрямс

Гуманитарный коридор
Гуманитарного вранья,
Где миномётного огня
Гуманитарный приговор!..

Гуманитарный страшный суд,
Каратель бьёт по ребятне,
Младенцев женщины несут
На животе и на спине.

Вожди гуманитарных свор
Молчат на Западе, смеясь,
Их одобрямса кровь и грязь –
Гуманитарный коридор!

У них в мозгах гудит мотор
Грядущих денег, деньготруб.
Их одобрямса детский труп –
Гуманитарный коридор!

В Россию – беженцев река
И русской речи детский крик!..
А Запад платит за войска,
Что бьют по детям в данный миг.

 

Фашистское кино

Берлинская стена, она не сметена,
Идёт на Украину берлинская стена, –
Америка с Европой разделят, как Берлин,
Россию с Украиной, вражды вбивая клин.

Берлинская стена, не грохнулась она,
Идёт на Украину берлинская стена.
Какой из Украины получится Берлин?
Фашисты превращают её в кровавый блин.

Берлинская стена, кровавая цена, –
Фашисты жарят граждан – такие времена!
Фашисты добивают летящих из окна,
Победа власти – здрасьте! – фашистами сильна.

Каратели Донбасса – фашистское мурло.
Фашистам только с Крымом не очень повезло,
За это невезенье решила демократь
(Америка с Европой…) Россию покарать!

Америка с Европой разделят, как Берлин,
Россию с Украиной, вражды вбивая клин.
Какой из Украины получится Берлин?
Фашисты превращают её в кровавый блин.

Идёт на Украине гражданская война,
Идёт на Украину берлинская стена,
Идёт на Украине фашистское кино:
Фашисты жарят граждан, оно – разрешено!

 

ПУБЛИЦИСТИКА

1. Совершенно секретно

Публицистика – сказка Пушкина
О рыбаке и рыбке,
Пьеса Гоголя "Ревизор".
Публицистика – это игра на скрипке,
Где трагедия и позор.
Это мифы народов мира,
Льва Толстого "Хаджи Мурат",
Публицистика – Дантов "Ад",
Чехов, пьеса "Вишнёвый сад",
"Скифы" Блока, его "Двенадцать",
Пушкина "Медный всадник",
Грибоедова "Горе от…"
Публицистика – виноградник,
Там Некрасова кислород,
Там Крылов и его зверятник,
Там Вергилий, Шекспир и "Репка",
Девять муз, "Колобок", привет –
Эту публику любит крепко
Дух поэзии, звёзд, планет!

 

2. Коварство и любовь

Публи-публи-публицистика,
Завопили русофобы!
Раньше – лирика и мистика,
Дар поэта высшей пробы,

А теперь назло историкам
Вы Россию возвышаете, –
Надо грохнуть вас топориком,
Вы ужасно нам мешаете!

Вы – изменщица коварная,
Мы любили ваше детское…
Ваше имя – жуть кошмарная
Там, где войско наше светское.

Публицистика – влияние
На общественное мнение!
(Для Шекспира – тем не менее
Это разве оскорбление?..)

Если были бы в могиле бы,
Мы опять бы вас любили бы, –
Прекратите нам мешать,
Перестаньте здесь дышать!

Я – ужасная мешайка,
Жизни воздухом дышайка, –
Не сердись, блатная шайка,
Лютых санкций попрошайка!

Публи-публи-публицистика –
"Илиада" и "Полтава",
Эпос, лирика и мистика,
Дар Божественного Права!

 

Ловушка слов

Кто охунтело прискакал с дубьём,
У тех – патриотический подъём.
А кто ответил на дубья удар,
У тех – патриотический угар.

А кто в Одессе сжёг людей живьём,
У тех – патриотический подъём.
Кому такой не нравится кошмар,
У тех – патриотический угар.

Кто власть берёт фашизменным зверьём,
У тех – патриотический подъём.
Кто от фашистов чистит свой гектар,
У тех – патриотический угар.

Ловушка слов состряпана жульём,
Жульё решает – где угар, а где подъём.
Жулья товар, жулья репертуар,
Жульё решает – где подъём, а где угар.

У тех, кому Россию не сдаём,
У них - патриотический подъём.
У нас – патриотический угар,
Мы не сдаёмся, вот какой кошмар!..

Живём в стране, ограбленной ворьём,
Живём в стране, оболганной враньём,
Но пасть порвём, ловушки слов порвём, –
Страну фашистам не сдаём в наём!

 

Утечка стыда

Утрачен стыд разбойника и вора,
Утрачен стыд судьи и прокурора.
Доносчика, вруна и стукача
Утрачен стыд, чья подлость горяча!

Утрачен стыд кидалы, афериста,
Чья древняя профессия игриста.
Утрачен стыд военного министра,
Стыд не утрачен графа Монте-Кристо!

Стыд не утрачен Данте Алигьери,
А стыд властей утрачен в полной мере.
Огромен стыд, утраченный людьми!..
И сладок стыд, в котором свет любви.

+ + +


Диктатура либералов, тирания либералов,
Озверели комиссары либеральных идеалов, –
Что-то в зверстве либералов есть от беломор-каналов,
Что-то в зверстве либералов есть от пыточных подвалов.

Диктатура либералов, тирания либералов,
Либеральное гестапо: кто не с ними – тот нигде!..
Что-то в зверстве либералов есть от лагерных амбалов,
Крокодилов креативных, эффективных в той среде.

Диктатура либералов, тирания либералов,
Их кричалки, обещалки растерзательных расправ, –
Что-то в зверстве либералов есть от пыточных подвалов,
Где с Россией разберутся, шкуру заживо содрав.

 

Европа – замечательное место

Когда бы европейское еврейство,
Убитое фашистами, могло бы
Европе предпочесть Урал, Сибирь, –
Оно бы не погибло в душегубках,
В концлагерях, живьём бы не сгорело,
Шагая в крематорий Катастрофы
Под музыку еврейских скрипачей.

Тогда бы европейское еврейство
Трудилось бы на каторге военной
В тылу, как все народы Совсоюза,
Включая девочек и мальчиков, подростков,
И шло на фронт – фашистов убивать,
Которые явились из Европы.
Тогда бы европейское еврейство
Фашистов убивало пулемётом,
Гранатомётом, бомбой, автоматом
И плюс к тому винтовкой и штыком, –
Как парни всех народов Совсоюза.

Европа – замечательное место,
Но гиблое, когда идёт война
И вся Европа жутко беззащитна
Перед фашистским войском, и сдаёт
В гестапо европейское еврейство.
В Европе – крематорий Катастрофы.
Поэтому позорно, черт возьми,
Вопить сегодня, что народы Совсоюза
Бездарно воевали, умирая бездарно
И бездарно победив количеством
Некачественных масс, –
Когда пришли фашисты из Европы.

 

Они – красавцы, мы – мерзавцы!..

У них компания лихая,
Они бомбят, не отдыхая,
Они – красавцы, мы – мерзавцы,
У нас компания плохая!..

Они – красавцы, мы – мерзавцы,
У нас диктаторский режим:
Такой режим, что не бежим
Бомбить – кого бомбят красавцы.

Мы – звери, сволочи, придурки!
Красавцы – кто?.. Французы, турки,
Все, кто избавлен от стыда –
Туда вторгаться и сюда!..

С небес вторгаться, как всегда,
С небес, где вредные режимы
Для бомбократов достижимы,
И нет над бомбами суда:

Они – красавцы, мы – мерзавцы,
У нас – диктаторский режим,
Такой режим, что не бежим
Бомбить – кого бомбят красавцы!

Мы – звери, сволочи, придурки!
Красавцы – кто?.. Французы, турки,
Все, кто избавлен от стыда –
Туда вторгаться и сюда!..

Мы – кровожадные мерзавцы,
Они – бомбящие красавцы,
Гуманитарный дар небес:
Кто против – жуткий мракобес!

 

Мой Крым – сокровище моё

Не нам ли суждено изжить
Последние судьбы́ Европы,
Чтобы собой предотвратить
Её погибельные тропы.

Максимилиан Волошин.


Пускай бандеровский майдан получит "Орден русофоба".
Закрой, Россия, свой фонтан, что русофобам льёт деньгу,
Мешая бандеристам быть в Европе, там, где не стыдоба –
Россию подло оболгать, России гадить, как врагу.

Пусть русофобам прекратит Россия отвечать любовью,
Пусть русофобский паханат летит в объятья всех держав,
Такой бандит пускай звездит, Европу освежая новью –
Во всей бандеровской красе, где жар погромов моложав!..

Пускай Россия, наконец, себя полюбит так же страстно,
Как русофобов, прекратив платить им бешеной деньгой –
За яд фашизма!.. И тогда бандеролюбам станет ясно,
Что нет в России дураков, ищите их в стране другой!

И Севастополь – не дурак, и Крым – не кролик для удава,
Чтоб для бандеровских мерзот открылся в Крым свободный въезд.
И пусть Россия, наконец, заявит о защите Права
На Жизнь!.. В Крыму не будет мест, где победит фашистский крест.

Пусть русофобствует майдан в Европе! "Орден русофоба" –
Ему награда за погром, за огнемётное зверьё.
Но с этим орденом в Крыму – позор, как с "Орденом микроба".
Художник, музыкант, поэт, мой Крым – сокровище моё.

 

Другая Украина

Украина у меня – другая,
Вам такой вовеки не видать,
Там хожу я в школу, полагая,
Что в живых остаться – благодать!

Кончилась война, иду за хлебом,
Корка хлеба – счастье, без вранья!
Всю дорогу я слежу за небом,
Где бомбили Киев и меня.

Украинским языком владея,
Вряд ли я сумею той порой
На вопрос ответить прохиндея:
Первый он язык или второй?..

Всё известно мне о Бабьем Яре,
Всё ему известно обо мне.
Только Киев мой – не эти твари,
Что прислугой были сатане!..

Я хожу за книгами к монахам,
В этих книгах – ижица и ять.
Книжное дитя способно страхам
Лучезарно противостоять.

У меня – другая Украина,
Вам такая – даром не нужна!
В этом я нисколько не повинна,
Каяться за это – не должна!

Неповинна памяти лавина,
Горловина соловья нежна.
У меня – другая Украина,
Вам такая – даром не нужна!

У меня – другая Украина,
И Россия в этом не повинна…