Наш адрес

 140130, Московская обл., Раменский р-н, пос.Кратово, ул.Нижегородская, д.17

тел. (495) 556-10-43,

(925) 654-19-11

Схема проезда

 

Актуальное чтение

4 Марта 2007 г.

Гоголь - русский патриот

"Русский и малоросс - это души близнецов,
пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные.
Отдавать предпочтение одной в ущерб другой, невозможно".

Николай Васильевич Гоголь

NVGogolЕсть один факт, о котором обычно не вспоминают, говоря о сложном хитросплетении российско-украинских отношений, а в нём, между тем, открывается весь абсурд трагического раскола наших народов в 1991 году.

В программе украинской школы отсутствуют произведения всемирно признанных писателей, родившихся на Украине и прославивших её своими книгами - Николая Васильевича Гоголя и Михаила Афанасьевича Булгакова. Украинские издательства не выпускают их книг (кроме чудовищного перевода "Тараса Бульбы", в котором слово "русский" везде заменено на "украинский"), театры не ставят их пьес, телевидение не показывает фильмы по их произведениям.

Порой украинские писатели-националисты вспоминают и о Гоголе, но исключительно в подтверждение тезиса, от коего за версту несёт чёрной завистью: мол, вся так называемая великая русская литература создана инородцами (Гоголь - украинец, Пушкин - "негр", Карамзин - татарин, Достоевский - "литвин" и т. п.).


Нательный крест
Н.В. Гоголя

Может быть, украинские "письменники" замалчивают творчество Гоголя в отместку за то, что тот писал по-русски? Но ведь на Украине редко встретишь в продаже книги на "державной мове". Говорят, их выходит всего около трёх процентов от общего числа. Где обещанное много лет назад академическое собрание сочинений Тараса Шевченко? Зато книжный рынок завален скороспелой стряпней по-русски: Донцова, Маринина, Акунин, Абдуллаев - несть им числа… Получается, они лучше Гоголя и Булгакова, что ли? Абсурд!

На самом деле, "самостийникам" глубоко безразлично, что украинский язык не получает настоящего культурного развития. Им невыносима сама мысль о "русском товариществе", воспетом Гоголем - нерушимом братстве двух великих ветвей некогда единого народа. Последние слова Тараса Бульбы: "Постойте же, придёт время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера. Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!.." - заставляет их корчиться, как бесноватых при кроплении святой водой.

Они сочинили легендочку, что предсмертный монолог Тараса Гоголь написал в угоду Николаю I, чтобы цензура пропустила повесть. Подлая ложь! Гоголь, в отличие от Пушкина и Лермонтова, имел мало проблем с цензурой. Речь идёт об искреннем, глубоко выстраданном убеждении писателя, изложенном почти теми же словами в финале I-го тома "Мертвых душ": "Русь, куда несёшься ты? Дай ответ. Не даёт ответа. Чудным звоном заливается; гремит и становится ветром разорванный в клочки воздух; летит мимо всё, что ни есть на земле, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства".

Это тоже, что ли, написано в угоду цензуре? А кому в угоду покончил с собой внучатый племянник Гоголя Александр Николаевич Быков, отказавшийся принимать присягу Временному правительству после отречения Николая II? 

В Национальном союзе писателей Украины около трёх тысяч человек, большинство из которых пишет по-украински. Но где же современная украинская литература? Известно ли нам хотя бы одно выдающееся произведение на украинском языке после 1991 года? Наиболее успешными писателями Украины считаются Андрей Курков и фантасты Марина и Сергей Дяченко, пишущие по-русски. В чём же дело? Может быть, в том, что на Украине часть населения хоть и говорит по-украински, но мало кто по-украински читает? А почему мало читают на родном языке?

За четыре месяца до своей смерти Гоголь ответил на эти вопросы, но слова его замалчивали даже в советское время, видимо, усматривая в них "панславизм" или "великорусский шовинизм".

Осенью 1851 года Гоголя посетили в Москве два земляка: профессор Осип Максимович Бодянский и начинающий писатель, в ту пору чиновник Министерства народного просвещения Григорий Петрович Данилевский. Бодянский являлся как бы прообразом нынешних украинских "письменников"-националистов. Он первым из них подверг сомнению подлинность "Слова о полку Игореве": потому, очевидно, что язык "Слова" больше походил на русский, чем на украинский. (Кстати, если у нас в школе синхронно изучают и оригинальный текст "Слова", и перевод его на русский язык, то на Украине - только украинский перевод).

Гоголь в беседе с Бодянским и Данилевским очень хвалил поэзию Аполлона Майкова. "А Шевченко?" - спросил Бодянский. Гоголь на этот вопрос с секунду промолчал и нахохлился… "Как вы его находите?" - повторил Бодянский. - "Хорошо, что и говорить, - ответил Гоголь: - только не обидьтесь, друг мой… вы - его поклонник, а его личная судьба достойна всякого участия и сожаления…" - "Но зачем вы примешиваете сюда личную судьбу? - с неудовольствием возразил Бодянский; - это постороннее. Скажите о таланте, о его поэзии…" - "Дёгтю много, - негромко, но прямо проговорил Гоголь; - и даже прибавлю, дёгтю больше, чем самой поэзии. Нам-то с вами, как малороссам, это, пожалуй, и приятно, но не у всех носы, как наши. Да и язык…". Бодянский не выдержал, стал возражать и разгорячился. Гоголь отвечал ему спокойно. "Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски, - сказал он, - надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племён. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня - язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан, католиков, лютеран и гернгутеров. А вы хотите провансальского поэта Жасмена поставить в уровень с Мольером и Шатобрианом!" - "Да какой же это Жасмен! - крикнул Бодянский. - Разве их можно равнять? Что вы? Вы же сами малоросс!" - "Нам, малороссам и русским, нужна одна поэзия, спокойная и сильная, - продолжал Гоголь, - нетленная поэзия правды, добра и красоты… Русский и малоросс - это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение, одной в ущерб другой, невозможно…" (Данилевский Г.П. Знакомство с Гоголем).

Какая ясность, глубина, логичность мысли! Как эти слова мало соотносятся с досужими сплетнями о "ненормальности" Гоголя в последние годы жизни! Гоголь был слишком неудобен многим недоброжелателям России - отсюда и "ненормальность". Вот, кстати, Бодянский - как он себя повёл после блестящего монолога Гоголя о русском языке? Хотя Гоголь вовсе не тяготился посетителями, говорил с ними увлечённо и долго, Бодянский отреагировал так: "Ну, мы вам мешаем, пора нам и по домам!", а уже на бульваре сказал Данилевскому: "Вот уж, видно, не с той ноги сегодня встал".

Да с той ноги встал Гоголь, с той! Это вы уже второй век не на ту ножку хромаете! В дореволюционное, да и в советское время русский язык был для восточных славян тем, чем является "хохдойч" для немцев с их многочисленными диалектами. Возможно ли появление в современной Германии значительного произведения на баварском диалекте? Вопрос даже не требует ответа, настолько он бессмыслен. Но интересно другое: возможно ли появление такого произведения в самой Баварии? Едва ли: после создания Лютером "хохдойча" выдающихся литературных произведений на диалектах в Германии не писалось, и понятно, почему - это было бы идейным возвращением в средневековье, к германской раздробленности. А вернуться после Гоголя к моноязычной украинской литературе означало бы примерно то же самое, что вернуться от Христа к ветхозаветным пророкам.

Что же - следует вообще отказаться от литературы на украинском языке? Ни в коем случае. Это не пошло бы на пользу ни русской, ни, естественно, украинской литературе. Только равное существование на Украине двух обогащающих друг друга языков, двух литературных традиций в рамках единой украинско-русской литературы, без соперничества, но и без культурной экспансии, способно обеспечить ее подъём, как это было в XIX и в начале XX века.

Но мы хорошо знаем, что не только литературный аспект проблемы единства русских и малороссов волновал Гоголя. "Знаю, подло теперь завелось на земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конские табуны их, да были целы в погребах запечатанные мёды их", - говорил языком библейского пророка о земляках-предателях Тарас Бульба. Как будто о "Нашей Украине" сказано с её "идеологией"! И пили казаки за слова Тараса, за настоящих русских товарищей, которые не предадут "свой своего", как "бездушную тварь на торговом рынке". Увы, предали, в решающий момент ушли и оставили своего атамана с малыми силами… Не так ли поступает примерно половина современных украинцев, голосующих за Тимошенко и Ющенко? Словно сквозь века глядел Гоголь…

А когда в 2004 году Ющенко, после неудачного омоложения, стал похож на страшного гоголевского Басаврюка, я подумал: а может, это дух Николая Васильевича Гоголя содрогнулся, узнав про такого "претендента", и показал нам его истинную личину?

Украинцы, идущие за Ющенко и Тимошенко, подобны Петру Безродному из "Ночи накануне Ивана Купалы", поверившему Басаврюку и его подруге-ведьме. Они выступают не против Януковича или Симоненко, а против автора "Слова о полку Игореве", митрополита Илариона, святителя Дмитрия Ростовского и Григория Сковороды, Гоголя и Гнедича, Булгакова и Хлебникова. Против своего народа, его истории, культуры и веры.

Источник