krest

Державные листки

 


Дорогие братья и сёстры!

   Вышел из печати

«Державный листок» №35

«АБОРТ? НЕТ! ЧТО БЫ НИ БЫЛО…»

   Листок отпечатан большим тиражом.

   Берите листок в храме, давайте читать его родственникам, знакомым, соседям, сослуживцам. Распространяйте в женских консультациях, больницах, поликлиниках, учебных заведениях. Особенно важно молодежи узнать об этом правду. Для тех мужчин и женщин, кто повинен в грехе аборта, это дело будет одним из способов действенного покаяния. Тем, кто хочет включиться в это дело, но живет далеко от нашего храма, можем выслать нужное количество почтой.

   Надеемся на бережное отношение к листкам, напечатанным на пожертвования верующих.

   Пусть увидят свет все зачатые дети!

 

Наш адрес

 140130, Московская обл., Раменский р-н, пос.Кратово, ул.Нижегородская, д.17

тел. (495) 556-10-43,

(925) 654-19-11

Схема проезда

 

Державные листки

Об обязанностях крестного отца

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго.

(Молитва Иисусова)

 По принятому порядку, у нас все обязанности крестных отцов состоят в том, чтобы купить крест для новоро-жденного, расплатиться с причтом церковным, выпить шампанского за здоровье крестника, затем - раскланяться до неизвестного свидания, предоставив новорожденному восхищаться впоследствии тем, что вот, дескать, крестным отцом у меня был такой-то. Дело, как сам видишь, чрезвычайно легкое и самое пустое. А между тем не таково, мой друг, назначение и обязанности восприемника по смыслу и намерению Церкви православной.

Ты в самые важные для новорожденного минуты, в минуты духовного его возрождения, в Таинстве Крещения, сделался его духовным отцом - духовным, понимаешь? Ну, так и будь же им. Ты говорил за него, немого и безгласного - смотри же, чтобы и крестник твой не заговорил ко-гда-нибудь так, что ты пожелал бы ему лучше онеметь. Ты за него отрицался диавола и всех аггел его, и всей гордыни его, и всего служения его: гляди же, чтобы поручительство твое не постыдило тебя самого. Ты изъявил за него полную готовность сочетаться Хри-сту, исповедовал, вместо него, пред лицем неба и земли Символ веры православной, - бодрствуй же над твоим сыном духовным, чтобы он вместо Христа не сочетался с велиаром, вместо догматов веры не возлюбил суемудрия человеческого.

Крест Христов, который ты принес для твоего крестника и который из рук твоих взял и возложил на него иерей Божий, стал между тобою и твоим крестным сыном, - Боже сохрани, если кто-нибудь из вас уронит, опрокинет его! Есть ли что выше, священнее, даже страшнее тех обязан-ностей, какие возлагает на себя всякий отец крестный? Легко ли в самом деле достигнуть того, чтобы крестник твой так же чист и паче снега убелен по душе предстал и на Страшный суд, каким ты принял его из купели? Легко ли вести других по неровному и каменистому пути жизни, когда сам безпрестанно падаешь? А вести надо, потому что сам за то взялся. Ты - поручитель, стало быть, отвечаешь своим собственным до-стоянием в случае несостоятельности того, за кого ты поручился.

"Помилуй, - скажешь ты, - да это такие обязанности, каких едва ли возможно исполнить и самому отцу род-ному!"

Разумеется, невозможно; вот потому-то Церковь и дает тебя ему в помощь. Теперь у новокрещеного уже не один отец, а два, не одна мать, а две: один другому они и должны помогать в трудном воспитании ребенка. Да мало этого - ты, как восприемник, как отец духовный, по намере-нию Церкви, старше родителей плотских и обязан наблюдать даже за ними самими. Согласись, сколько у нас есть родителей, которые нимало не заботятся о религиозном и нравственном воспитании детей своих! Сколько отцов, которые надзор за детьми считают чуждым для себя делом! Сколько матерей, которые сдают своих малюток на руки нянек собственно для того, чтобы самим безпрепятственно пользоваться всеми удовольствиями света-выезжать в собрания, танцевать и давать балы и вечера. Вот тут-то и открывается поприще для деятельности богобоязненного и понимающего высокие свои обязанности восприемника или отца крестного. Вот тут-то и должен возвышать он голос, чтобы внушить отцу пренебрегаемый им долг учить и настав-лять своего малютку, чтоб удержать мать, скучающую детс-ким криком и проворно удаляющуюся в омут светских развлечений, где шуму и гаму в тысячу раз больше, где страсти и страстишки теребят грудь ее далеко назойливее и неотвязчивей, чем нежные ручки ее малютки.

"Что ты, Бог с тобой, - крикнешь ты на меня. - Да разве это можно?"

Не знаю, можно ли; но знаю, что должно. Ведь я не свое тебе говорю, а только то, что внушает и мне, и тебе, и пятому и десятому Церковь святая. Если ее требования неправы и неприложимы к жизни, то и мои речи таковы же.

"Так после этого, -скажешь ты, - никто и в крестные отцы не пойдет!"

Жаль и грустно, если так! Это значило бы показать, что между нами нет ни одного человека, который был бы настолько духовно состоятелен, чтобы отвечать за своего приемыша от купели. Сам ты знаешь, каково положение того общества, в котором нет деятельных производителей и людей достаточных, которое по этой причине не имеет никакого кредита у других обществ: такое общество - банкрот или, по крайней мере, недалеко от банкротства. А наше православное общество, именуемое Церковью, благодаря Бога, еще не дошло до такой жалкой степени религиозной и нравственной несостоятельности. Пусть каждый только разогреет свое сердце до самоотверженной любви Моисея и Павла; пусть хорошенько вникнет в до-стоинство того призвания, которое дает ему право быть земным ангелом-хранителем единого от малых сих; да пусть подумает и о том, что ожидает у небесного Мздовоздаятеля того, кто сотворит и научит, - тогда он с радостию станет в ряды пособников и споспешников Царствия Божия, тогда найдутся отцы крестные и будут действительно крестными, ибо вместе со своим сыном духовным понесут тяжкий крест жизни. Любви всеобъемлющей, всепроникающей любви в нас мало - вот в чем горе наше, беда наша великая!

А между тем, скажу тебе и то еще, что и для самого восприемника дело и делание его не останется без великой пользы. Чтобы дать урок, надо приготовиться к нему; чтобы вести кого-нибудь, надо самому идти: выводи же теперь из этого заключение. Положим, что ты глубоко сознал необ-ходимость религиозного воспитания для твоего духовного приемыша, а между тем и сам не больно искусен в этой науке: вот ты и начнешь сам проходить ее с азов, как подобает наставнику, имеющему дело с ребенком. В церковь ты не слишком учащаешь, а тут нет-нет да и пойдешь со своим питомцем. Ты охотник поболтать и пересказать соблаз-нительные пересуды, а тут положишь на уста свои палец молчания, потому что сынок или дочка твои крестные вертятся около тебя. Ты иногда не знаешь, куда время де-вать, - а тут ко крестнику пойдешь и проведешь с ним час-другой в детской благочестивой беседе. И ему приятно, и тебе полезно. Далее - припомни и то, что воспитание детей есть забота великая, тягота не малая; что истинные и добрые отец и мать ночей недосыпают, куска не доедают за думами и хлопотами о будущей судьбе своего дитяти; и ты призываешься Церковью и взятою на себя обязанностью в помощники к ним, берешь на себя часть их забот и попече-ний; что же ты исполняешь в этом случае, как не закон высокой христианской любви? Сказано: друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов; следовательно, в твоем восприемничестве дается тебе превосходный и при-том приятный способ исполнить то, что должно составлять постоянное стремление христианина, - исполнить закон Христов. Пойми-ка это хорошенько, и тогда твои обязан-ности как крестного отца предстанут пред тобою совсем в ином свете, и ты ухватишься за них, как за одно из средств ко твоему собственному спасению.

"Понятно,- пишешь ты, между прочим, - для чего он пригла-шает меня в крестные". Не нужно много сметки, чтобы понять это. Приглашатель твой, как ты сам говоришь, человек бедный, обремененный семейством, жаждущий твоей начальнической протекции и потому желающий покумиться с тобой. Ну, что ж, с его стороны это очень естественно. Он ищет в тебе покровителя и себе и детям своим и будущему крестнику твоему; он ласкает себя надеждою, что какова ни есть пора-мера, ты в случае смерти его или каких-либо несчастий заступишь малютке отца его родного. И благ ты, человек, если исполнишь робкие желания бедняка! Истинный ты брат и друг его, если возьмешь на себя часть тяжести того креста, который несет он один-одинешенек. Истинным отцом ты будешь крестника твоего, когда у страдальческого одра умирающего его родителя отрешь слезы малютки и скажешь ему: "Не плачь, дитя мое, я - твой отец!" Ну-ка, друг ты мой любезный, укажи мне положение благороднее, безкорыстнее, выше, святее этого! А ведь оно уступлено тебе за то, что ты воспринял малютку от купели крещения; а ведь этот плачу-щий ребенок, эта скорбящая, теряющая в муже своем единст-венную свою опору мать скорее утешатся от твоих слов, ибо они знают, что ты не чужой им, что ты говорил за крестника твоего, когда он был нем, действовал за него, когда он только лежал на руках твоих…

Что это, в самом деле, за премудрое, что за объединяющее расположение Церкви святой, учредившей восприемников и восприемниц! Как далеко раскидывает она этим нити любви и единения во Христе! Будь деятелями при Таинстве Крещения одни плотские родители, - обособление каждого семейства, замкнутость его в тесном кругу плотского родства неизбежны; а тут - новые связи на всю жизнь, на все непредвиденные случаи бытия человеческого...

Не знаю - решил ли я данный мне вопрос: идти ли тебе в восприемники теперь туда, к кому тебя приглашают; но я уверен, что если приведет тебя Бог пойти когда-нибудь, то ты пойдешь, уже не очертя голову, а подумавши хорошенько, и будешь для своего крестника истинным отцом.