Наш адрес

 140130, Московская обл., Раменский р-н, пос.Кратово, ул.Нижегородская, д.17

тел. (495) 556-10-43,

(925) 654-19-11

Схема проезда

 

Русский Покров

Казанская икона Божией Матери – благословение России и Петербургу

Обретенная в 1569 году чудотворная Казанская икона - главная святыня Казанского кафедрального собора Санкт-Петербурга

Казанская икона Божией Матери — это бла­гословение Ея народу российскому, всей нашей дорогой Отчизне. Обрели икону в Казани в 1579 году, в один из самых тяжелых периодов для Руси — последнее время царствования Иоанна Грозного.

23 июня 1579 года в Казани был страшный пожар, половина города обратилась в пепел. Де­вятилетней Матроне, дочери стрельца Даниила Онучина, явилась во сне икона Божией Мате­ри. Потом ей приснилась Сама Богородица и сказала, что Ея икона находится в земле там, где до пожара был дом родителей девочки, и повелела передать это архиепископу и воево­дам, чтобы они взяли икону из земли. Девочка сразу побоялась рассказать, но потом поведала своей матери. Мать не обратила внимания на слова дочери. Тогда Матроне снова приснился сон, в котором Божия Матерь приказала рас­сказать о явлении. Мать снова не послушала девочку. Но вслед за этим последовало третье явление, уже грозное. Однажды, во время днев­ного сна, Матрона была чудесным образом пе­ренесена на середину двора и здесь явилась ей та же икона Божией Матери, от Ея лика исхо­дили огненные лучи. В это время Матрона ус­лышала голос: «Если ты не поведаешь глаголов Моих о том, чтобы достали икону Мою из недр земли, она явится в другом месте, ты же погиб­нешь и лишишься жизни».

Матрона упала на землю и долго лежала так. Затем, придя в себя, позвала мать и со слезами просила ее передать о видении архиепископу и воеводам. Та сначала не хотела, но дочь сказала: «Если ты хочешь, чтобы я умерла, то не ходи». Тогда мать пошла с дочерью к городским воево­дам. Они только рассмеялись. Пошли к архи­епископу - тот тоже не внял словам девочки. А она плакала и просила мать. Тогда мать решила сама рыть землю на месте своего сгоревшего дома. Копали долго и безуспешно. Узнав о явлении, многие люди пришли помогать — перекопали весь двор, но иконы не нашли. Тогда девочка взяла заступ и начала копать в месте, где была печь в сгоревшем доме. И скоро, к великой радости сво­ей, обнаружила Матрона что-то завернутое в ку­сок сукна. Когда сукно развернули — увидели икону Божией Матери с младенцем. Таких икон раньше никто не видел. Она была совершенно новая, будто только что написана, и вся сияла.

Весть об этом облетела весь город, и множе­ство народа пришло к месту явления. Архиепис­коп Иеремия, узнав о событии, тотчас поспешил с Крестным ходом во главе собора духовенства, сопровождаемый огромным стечением народа. Архиепископ и воеводы с плачем падали перед чудотворным образом и молились Богоматери о прощении в своем неверии. Икона была перенесена в ближайшую церковь святителя Николая. Свя­щенником этого храма и очевидцем всех собы­тий был будущий Святейший Патриарх Ермоген.

Список с иконы отправили Царю Иоанну Гроз­ному. Узнав о явлении, Царь повелел устроить на месте явления храм и основать женский монастырь. Во время шествия иконы во вновь по­строенный Благовещенский собор получили ис­целение два слепца — Иосиф и Никита. Чудеса от иконы начались исцелением слепых. И впос­ледствии особенно часто исцелялись от иконы слепые. Это было знамением того, что икона яви­лась для просвещения духовным светом, для про­зрения людей, омраченных неверием.

Казанский образ является списком с древней Влахернской иконы, написанной Евангелистом Лукой, и относится иконографически к Одигитрии, то есть Путеводительнице. И впоследствии много раз указывала Казанская икона путь к победе православному воинству в исполнении священного долга перед Богом и Отчизной. То, что икона была явлена на только что присоеди­ненной окраине Руси, было знамением Небесного Покрова Божией Матери, явленного всей Русской Церкви и России. Она стала всенародной святыней, ибо народ чувствовал всегда особое участие Богородицы в исторических судьбах России.

В 1594 году, будучи уже митрополитом Казанским, Ермоген составил сказание о чудесах от Казанской иконы. Матрона приняла постриг в монастыре, основанном на месте явления иконы, и впоследствии стала его игуменией, окончив в нем свои земные дни. Здесь же окончила жизнь в постриге после кончины мужа и ее мать.

* * *

До 1612 года чудотворную икону Казанской Божией Матери почитали только в Казани и праз­дновали ее день 8 июля, в день обретения.

Но вот пришел 1612 год — одно из самых страшных времен для страны и народа. За грехи наши, за неверие, предательства род Рюриковичей был пресечен, а страна была ввергнута в тяжкие бедствия. Казалось, Россия стоит на краю гибели, и даже вере Православной угрожает опасность. Всюду совершались преступления, безнаказанные грабежи, убийства. Многими городами овладели враги. Впервые за всю историю страны враги взяли Великий Новгород. Захватившие Новгород шведы учинили там ужасное разорение, не осталось ни одного неоскверненного храма, любая вещь, имевшая ценность, была вывезе­на, в храмах устраивались конюшни. После ухода шведов в Новгороде осталось в живых около 700 жителей.

Вся Русь была в пожарах, разорение было ужасным, действительно — край погибели и поругания. В Астрахани стоял самозванец, по стране бродили шайки разбойников, убивали и грабили. Спасения, казалось, было ждать неоткуда. Это было страшное время безначалия, когда каждый думал только о себе, о своей выгоде, а не о спасении Родины. Ужас объял народ. Но вот уже высшая степень поругания — Лжедмитрий и поляки в Москве. В Москве поляки надругались над общерусскими святынями, храмами, над всем русским.

Были тогда молитвенники и печальники за Русскую землю, такие, как святой Патриарх Ермоген, архиепископ Арсений, но как немного их остава­лось! Увы, мы начинаем молить, молиться и понимать, что молитвой все-все держится, только во времена тяжких бедствий. Так происходит и в наши дни, так было и тогда. Люди стали обращаться в молитве ко Господу, к заступничеству Божией Матери, ибо видели ужас разорения и невозможность своими силами что-либо сделать.

В это тяжелейшее для Святой Руси время Патриархом всея Руси был Ермоген, первый описатель явления иконы, чудес от нее и автор службы ей. Был он священником Никольской церкви, где поместили явленную Казанскую икону. Овдовев, он принял постриг, стал митрополитом Казанским и, наконец, Патриархом. Это совершилось, конечно же, с благословения и по молитве Божией Матери, великим почитателем Которой был владыка Ермоген. Патриарх был одним из немногих деятелей на Руси, который твердо держался своих убеждений и проводил линию, спасительную для страны и народа Российского.

Держал он себя по отношению к полякам враждебно — протестовал против впуска польских войск в Москву, но его не слушали. Предательство было повсюду. Патриарх отказался подписаться на изготовленной боярами грамоте рус­скому посольству о согласии на избрание польского короля Сигизмунда русским царем и о сдаче Смоленска, осажденного поляками, хотя боярин Салтыков угрожал ему ножом.

С этого момента святой Патриарх стал рассылать грамоты по всей Руси, увещевая народ защищать Православную веру от желающих уничтожить ее иноземцев. Он писал из Москвы: «Пишите в Казань к митрополиту Ефрему, пусть пошлет в полки, к боярам и к казанскому войску учитель­скую грамоту, чтобы они крепко стояли за веру, уничтожали грабежи, сохраняли братство, и как обещались положить души свои за Дом Пречистой и за чудотворцев и за веру, так бы и совершили. Да и во все города пишите... везде говорите моим именем».

И вот из разных концов России стало стекаться к Москве народное ополчение для защиты и спасения страны от гибели и поругания. Выступила и казанская дружина. Казанцы захватили с собой как благословение Божией Матери образ Ея Казанский, точный список с явленной чудотворной иконы. Воины имели великую веру в заступничество святой иконы. Вскоре были знамения.

26 мая 1611 года Патриарх написал из темницы грамоту, в которой призывал весь русский народ встать на защиту Москвы, на защиту Родины и святой веры и благословил поход нового земского ополчения на Москву. Грамота эта читалась во всех церквах, на площадях сёл и городов. Она-то и подготовила поход нового земского ополчения.

Центром сбора сил Русской земли стал Нижний Новгород. «Станем за Святую Русь, за Дом Пречистой Богородицы», — обратился на Нижегородской площади к народу Кузьма Минин. Нижегородское ополчение под предводительством князя Пожарского двинулось к Москве.

Когда в Москве получили сведения о сборах Минина и Пожарского, бояре и политики потребовали от Патриарха, чтобы он отговорил нижегородцев. Патриарх ответил: «Да будет над ними милость от Бога и благословение от нашего смирения. А на изменников да излиется гнев Божий и да будут они прокляты в сем веке и будущем». Тогда его уморили голодом. 17 февраля 1612 года святейший Патриарх Ермоген скончался мученически в Чудовом монастыре, в заточении.

До зимы был образ Казанской Божией Матери у Москвы, а потом его отправили в Казань. Но когда прибыли в Ярославль, сюда же прибыли дружины Минина и Пожарского. Узнав о чудесах, бывших под Москвой от иконы, они пожелали взять ее с войском.

Против ополчения было всё: не было средств для содержания войска, не хватало оружия, против них стояли многочисленные и закаленные в сражениях польские войска, русские отряды, бывшие под Москвой, выказывали вражду и измену. Однако ополчение осадило Кремль, но простояло до осени, не имея достаточных сил для штурма. Бедствия осаждающих всё увеличивались, не хватало оружия, продовольствия. Войска теряли остатки надежды. Тогда, решившись на последний штурм, всё воинство и народ наложили на себя трехдневный пост и начали торжественные моления перед Казанской иконой Божией Матери.

Князь Пожарский дал тогда обет: в случае дарования победы русскому воинству построить храм в честь Казанской иконы Божией Матери и украсить икону драгоценным окладом и венчиком. В это время в осажденной Москве томился среди врагов в тяжкой болезни и ослепший архиепископ Фессалонитский Арсений, прибывший ранее с Константинопольским Патриархом Иеремией. Он и был избран вестником Небесного милосердия Божией Матери к России. Однажды в глухую полночь, когда святитель молился, лежа на одре, келия его осветилась необычным светом и он увидел перед собой преподобного Сергия Радонежского.

«Арсений,— сказал преподобный,— ваши и наши молитвы услышаны: предстательством Богоматери суд Божий об Отечестве нашем пере­ложен на милость, и завтра же Москва будет в руках осаждающих, а Россия спасена».

При этом к болящему старцу мгновенно вернулись зрение и крепость телесная, он исцелился от тяжкой болезни.

Видение, исцелившее старца, стало известно всем воинам, проникло к осажда­ющим. Эта весть всколыхнула надежду на спасение заступничеством Самой Богородицы.

Русские войска взяли Новодевичий монастырь (снова захваченный поляками) и отогнали от Москвы шедшего на помощь полякам гетмана Ходкевича. 22 октября 1612 года русские войска приступом взяли Китай-город, а затем и Кремль, несмотря на ожесточенное сопротивление поляков.

При осаде чудотворная икона находилась в самых передних рядах войск.

В воскресный день 25 октября 1612 года весь народ совершил торжественный молебный Крестный ход с Казанской иконой в благодарность за избавление от врага. На Лобном месте Крестный ход встретил вышедший из Кремля архиепископ Арсений, тот самый святитель, который удостоился принять весть о близкой помощи свыше и избавлении. Он нес сохраненную чудотворную икону Владимирской Божией Матери.

Тогда же будто изшел из сердца русских воинов тропарь Казанской иконе, творение Святейшего Патриарха Ермогена, у него даже ритм походный:

Заступница усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой Покров прибегающим. Всех нас заступи, о Госпоже, Царице и Владычице, и́же в напа́стех и в ско́рбех и в болезнех обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем пред пречистым Твоим образом со слезами, и невозвратно надежду имущих на Тя избавления всех зол, всем полезная даруй и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный Покров рабом Твоим.

Все воины, весь собравшийся народ пел тропарь. Люди поверглись на колени перед чудотворной иконой, которая находилась во главе русского воинства и посредством которой Божия Матерь даровала победу над поляками и конец великого разорения и неустройства страны.

Князь Пожарский построил на Сретенской улице в Москве храм в честь Введения Божией Матери во храм и поместил туда чудотворную икону Казанскую. У иконы стало совершаться множество чудесных исцелений. Они были описаны во многих книгах.

Список с чудотворной Казанской иконы, до 1918 года хранившийся в Казанском соборе на Красной площади, с 1930 года пребывает в Богоявленском соборе в Елохове 

После избрания на престол молодой царь Михаил Федорович Романов установил празднование иконы 22 октября — в память избавления России от поляков и великого разорения, а также в июле — в день явления чудотворной иконы в Казани в 1579 году. 22 октября и 8 июля в Москве совершался торжественный Крестный ход во Введенскую церковь на Сретенке, где находилась икона. С 1636 года, после освящения Казанского собора Теремного дворца в Кремле икону перенесли в этот храм и Крестный ход совершался в праздник уже сюда. Так продолжалось до Петра I.

* * *

Дальнейшая судьба чудотворной иконы связана неразрывно с Петром I и новым великим градом на Невских берегах — градом святого Петра.

Повествование об иконе Казанской Божией Матери, о судьбах России неизбежно приводит к великому святителю нашей Церкви — свт. Митрофану Воронежскому. Святительство свое он начал в 1662 году. В первом послании к пасты­рям он писал: «Христос Спаситель, вручая паству апостолу Своему, трижды сказал ему: паси, — как бы внушая о том, что есть три различных образа пасения: слово учения, молитва при пособии Святых Тайн и пример жизни. Действуйте же и вы всеми тремя способами: подавайте при­мер доброй жизни, учите людей своих и молитесь о них, укрепляя их Святыми Тайнами, а со­грешивших приводите к покаянию».

Это был великий пастырь и истинный патриот Родины. Своим нравственным авторитетом, ми­лосердием, молитвами он способствовал преобра­зованиям Петра I, необходимость которых хоро­шо понимал. Немногие из пастырей Церкви под­держивали Петра — он был очень одинок, но зато какие святители поддерживали его! Свт. Димит­рий Ростовский и свт. Митрофан Воронежский! Их святительское благословение значило для Петра очень много. Когда узнаёшь об отношении Петра к этим святителям, многое становится по­нятным в великой преобразующей деятельности Петра. У него было благословение Божие на мно­гие дела, благословение, переданное через этих великих святителей, и он не останавливался пе­ред препятствиями, а часто просто сметал их с пути, ибо знал, что делает нужное, полезное для страны и будущей судьбы России дело.

Речь идет об одном из главных деяний Пет­ра — строительстве Петербурга. Для современ­ников, да и для многих последующих поколений была непонятна энергия и настойчивость импе­ратора в постройке Петербурга. Даже сейчас встречается непонимание и странная неприязнь к этому удивительному и прекрасному городу. Но давайте вспомним давние события.

В 1695 году Петр I приехал в Воронеж с це­лью постройки флота для похода на Азов. Свя­титель Митрофан убеждал народ всемерно по­могать Петру в постройке флота. Это было осо­бенно важно, ибо многие считали дело сие совер­шенно безполезным. Святитель оказывал мате­риальную поддержку царю, отдавал для построй­ки флота все имевшиеся у него деньги, сознавая, что они идут на благо России. В 1695 году он отдал в казну все свои деньги (6 тыс. руб.). Жертвовал большие суммы в 1700, 1701 и в пос­ледующие годы. Петр советовался со святите­лем, очень любил и почитал его.

Однако знакомство их началось совсем ина­че. Император построил дворец и послал за святителем Митрофаном, чтобы тот приехал и освятил дворец. Святитель ничего не ответил и не приехал. Император разгневался и вто­рой раз послал за ним — снова никакого ответа. Петр посылает в третий раз гонца со сло­вами: «Скажите этому черноризцу, что если он немедленно не приедет ко мне, то я прикажу привезти его голову на блюде, как главу Иоанна Предтечи».

Свт. Митрофан ответил на это так: «Скажите Царю, что если он не послушается этих слов и не возьмет себе в помощницы и заступницы Матерь Божию, то в предстоящем сражении с врагами останется без головы он, а не я. А дворец я при­еду освятить только после того, как из него уда­лят статуи языческих богов».

Когда Петру передали эти слова, он сразу при­ехал к святителю. Император встал на колени перед ним и просил прощения и святых молитв о нем и о стране, о народе. Святитель Митрофан сказал тогда:

«Возьми икону Казанской Божией Матери — и она поможет тебе победить злого врага. Ниче­го тогда не страшись — ничего! Ты победишь и сам побьешь много врагов.

Потом ты перенесешь эту икону в новую столи­цу. Ты хотел освятить дворец здесь - я сделаю это, если ты удалишь из него идолов. Но он тебе не понадобится. Ты будешь жить в других двор­цах, на Севере, и воздвигнешь новую столицу, ве­ликий град в честь святого Петра. Это будет но­вая столица — Бог благословляет тебя на это.

Казанская икона будет Покровом города и всего народа твоего. До тех пор, пока икона Ка­занская будет в столице и перед ней будут мо­литься православные, в город не ступит вражес­кая нога».

Все слова святителя сбылись. В 1709 году Петр со всем воинством всю ночь молился перед Пол­тавской битвой о даровании победы у Казанской иконы Божией Матери, так называемой «Каплуновской». Икона была обретена в 1689 году в селе Каплуновка Харьковской губернии. Эту икону Петр подарил фельдмаршалу графу Ше­реметеву, и она сейчас хранится в Париже у наследников графа, как великая фамильная ре­ликвия рода Шереметевых.

Была с Петром на поле битвы еще одна чудот­ворная икона — образ Спаса Нерукотворного. Ныне он хранится в Спасо-Преображенском соборе Петербурга.

Русское войско разбило врага — более сильно­го и обученного, более опытного и закаленного. Петр сам участвовал в сражении и поразил множество шведов - он верил в слова святителя.

Он строил Петербург и не сомневался, когда перед ним вставали великие трудности. Он знал, что делал дело, благословленное Богом, он верил словам святителя Митрофана.

Скончался святитель Митрофан в 1703 году в день памяти св. благоверного князя Александра Невского. Петр приехал на похороны, сам нес гроб святителя от собора до усыпальницы. Он сказал тогда: «Не осталось у меня больше тако­го святого старца. Ему же буди вечная память».

В 1710 году по повелению императора Петра I список с Казанской иконы был перенесен из Москвы в Санкт-Петербург и поставлен в центре новой столицы — на Петербургской стороне, в Посадской улице старого Гостинного двора в деревянной часовне. В 1721 году чудотворный образ переносится в Троицкий собор Александро-Невской Лавры. В 1737 году, в день освяще­ния нового храма Рождества Богородицы на Невском проспекте, на месте, где ныне Казанс­кий собор, икона была перенесена в него и укра­шена золотой ризой с драгоценными камнями им­ператрицей Анной Иоанновной.

В 1800 году архитектору Воронихину было по­ручено сооружение Казанского собора на Не­вском проспекте с тем, чтобы поместить в него прославленную икону. М.И.Кутузов, бывший тогда генерал-губернатором С.-Петербурга, с большим вниманием следил за строительством и много помогал. В 1811 году, перед самым нача­лом войны, икона была перенесена в Казанский собор.

В 1812 году после назначения главнокоманду­ющим М.И.Кутузов сразу поехал в Казанский собор и молился у иконы Казанской, просил бла­гословения у Божией Матери на подвиг, на борь­бу с врагами Отчизны.

И снова Божия Матерь не оставила чад своих, защитила страну Российскую от нашествия.

22 октября — в день празднования Казанской иконы Божией Матери русские войска под пред­водительством Милорадовича и Платова разбили арьергард Даву. Это была первая победа рус­ского оружия в Отечественной войне. Враг поте­рял 7 тысяч человек. В этот день выпал первый снег, и начались сильные морозы, так губительно повлиявшие на французов. С этого дня армия неприятеля начала таять.

Казанский собор в Петербурге стал храмом-памятником русской славы в Отечественной вой­не 1812 года. Иконостас алтаря изготовлен из серебра, отбитого донскими казаками у францу­зов. И перед самым собором стоят скульптур­ные изображения полководцев Кутузова и Барклая де Толли. Не случайно великий наш полко­водец и воин М.И.Кутузов, приведший русскую армию к победе, завещал похоронить себя в Ка­занском соборе, в храме, освященном в честь ико­ны Божией Матери Казанской, которую он так почитал всю жизнь. И сейчас над гробницей пол­ководца теплится неугасимая лампада перед ико­ной Казанской Божией Матери — Заступницы Усердной рода христианского.

* * *

В феврале 1917 года, накануне отречения Им­ператора Николая II от престола и, следователь­но, конца самодержавия в России, в Москве была явлена икона Божией Матери, именуемая Дер­жавная, по времени явления чудотворная икона, включенная в число общерусских чтимых свя­тынь. Какой потрясающий факт и знамение!

Какие еще свидетельства нужны? Вот явное зна­мение тому, что Божия Матерь не оставила Рос­сию и в эти страшные годы крушения государ­ства, стоявшего веками властью царей-самодер­жцев. Она всему мiру показала, что отныне Она является Державной Правительницей России и держит судьбу страны и народа Российского в Своих руках. И какая власть будет здесь, на земле, не столь важно, ибо отныне Россия всецело по­ступила в Удел Ее - Матери Божией. В февра­ле 1917 года это было возвещено всему мiру явно.

Вспомним, что говорит об Уделах Божией Ма­тери церковное предание.

Апостолы, собравшись в Иерусалиме, бросили жребий, кому и в какой край идти на проповедь. Матерь Божия участвовала в этом событии тоже и была призвана апостольским жребием к про­свещению Грузии. Однако Ангел Господень явил­ся Ей и предрек, что Иверия (Грузия) станет Ея впоследствии, и Промыслом Божиим Ей угото­вано служение на Афоне. Это и был Первый Удел Божией Матери. Она — Игуменья всех Афонс­ких монастырей и на Афоне живет и возносит молитвы за землю России и за весь мiр русский. Свято-Пантелеимонов монастырь, «Руссик», так его называют повсюду.

Второй Удел Божией Матери — Иверия (Гру­зия), или Георгия, как ее назвали в древности сами грузины, ибо небесным покровителем и Ангелом страны считали св. великомученика Георгия. Грузия была просвещена Светом Христо­вым необычайно быстро и была оплотом христианской веры на Востоке. Божия Матерь избра­ла св. Нину для просвещения страны, а св. Нина была родственницей св. великомученика Геор­гия. Матерь Божия явилась во сне св. Нине и вручила ей крест, сплетенный из виноградной лозы, сказав при этом: «Возьми этот крест, он будет тебе щитом и оградой против всех види­мых и невидимых врагов. Иди в страну Иверскую, благовествуй Евангелие Господа Иисуса Христа и обрящешь благодать у Него. Я же буду тебе Покровительницей».

Пробудившись, св. Нина увидела этот крест в своих руках. В 319 году явилась она в Грузию, и в том же году царь Грузинский и весь народ принял святое Крещение. Крест святой равноапостольной Нины и ныне хранится в Тбилисском Сионском кафедральном соборе.

Грузия сейчас входит в состав России1, а вели­комученик Георгий Победоносец со времен со­здания Московского государства утверждается в центре герба Московских великих князей и Российского государства. Герб Москвы — тоже изображение святого великомученика Георгия на коне, попирающего змия.

Третий Удел Божией Матери — Киев, матерь городов Русских. Здесь воздвиг крест святой апостол Андрей Первозванный и пророчески предсказал, что когда-то восстанет в этом краю великая страна и великий народ, которые станут оплотом веры и надеждой христиан всего мiра. В 1760 году было получено подтверждение Са­мой Богородицы об избранности Киева. Во вре­мя пребывания в Киеве великой старицы мона­хини Александры (Мельгуновой)2, ей было ви­дение Божией Матери, которая сказал ей: «Раба Моего Антония вывела Я из Афонского жребия Моего, святой горы Моей, чтобы он здесь, в Киеве основал новый жребий Мой...».

При постройке Киево-Печерского монастыря Сама Пречистая Богородица предстала препо­добным Антонию и Феодосию во Влахернской церкви, куда они были восхищены, находясь в Печерском монастыре. Они получили от Божи­ей Матери золото и наняли греческих мастеров, которые пришли по велению Царицы Небесной в Русскую землю для строительства Печерской обители и киевских храмов. Как говорят лето­писи, их тела погребены в Ближних пещерах Печерских.

Киев - это сердце и любовь России. Отсюда началась и выросла Святая Русь. Ни в одном месте России нет столько мощей святых, как в Киеве. Почти треть всех кано­низированных святых Русской Православной Церкви почивает в Киево-Печерской Лавре. Этот Удел уже целиком принадлежал и принадлежит России. И как благословение и утверждение связи Первого, Второго и Третьего Уделов Божией Матери в XVII веке была перенесена в Россию главная Святыня Афона — Иверская икона Бо­жией Матери — Вратарница Афонская.

В Киеве получили благословение на монашес­кий и жизненный подвиг преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Преподоб­ный Серафим Саровский встал в центре велико­го исторического события — начала созидания Четвертого Удела Божией Матери и более всех живших на земле потрудился в этом созидании. Это событие чрезвычайно важно для судеб Рос­сии и всего мiра и стоит вспомнить о нем под­робней.

В 1760 году в Киев прибыла бывшая помещи­ца Агафья Семеновна Мельгунова. После кон­чины мужа она приняла постриг в Киевском Флоровском монастыре с именем Александры. Однажды мать Александра после долгого полу­нощного бдения увидела явившуюся ей Пресвя­тую Богородицу, которая возвестила ей:

«Это я, Госпожа и Владычица твоя, которой ты всегда молишься. Я пришла возвестить тебе волю Мою. Хочу Я, чтобы не здесь окончила ты жизнь свою, но, как раба моего Антония вывела из Афон­ского жребия Моего, святой горы Моей, чтобы он здесь, в Киеве, основал новый жребий Мой, так тебе ныне глаголю: изыди отсюда и иди в землю, которую Я укажу тебе. Я воздвигну там великую Мою обитель, на которую низведу Я все благо­словения Божий и Мои со всех трех жребиев Моих на земле Афона, Иверии и Киева. Иди же в путь, и благодать Божия и сила Моя, благодать Моя и милость Моя, и щедроты Мои и дарования всех святых жребиев Моих да будут с тобой!»

Киево-Печерские старцы утвердили мать Алек­сандру, что видение было истинное, ибо бесы не могут, не в состоянии являться в образе Матери Божией, а мать Александра удостоилась быть про­возвестницей и первоначальницей Четвертого жребия — Удела Божией Матери во вселенной.

И вот 25 ноября 1825 года преподобному Се­рафиму явилась на берегу реки Саровки Божия Матерь с двумя апостолами, Петром и Иоанном Богословом, и указала, чтобы преподобный взял 8 сестер из Дивеевской общины и основал обитель Ее - начало Четвертого вселенского Удела Ее на земле. Божия Матерь Сама дала устав для обители и обещала быть ее Игуменьей. Повеле­ла Она обнести эту обитель канавою и валом и ударила жезлом в землю, после чего из земли забил источник, и обещала дать водам сим боль­шее благословение и силу, чем некогда имели воды Вифезды Иерусалимской.

Преподобный Серафим не раз подчеркивал, что Казанский храм со временем станет главным хра­мом обители. Вслушаемся в слова пророчеств преподобного Серафима - в них идет речь, конечно же, не только об обители Дивеевской и ее храме, но и о судьбе России и Великой Церкви:

«Будет у нас два собора: первый мой-то собор холодный, куда лучше будет Саровского. А вто­рой-то собор зимний, Казанский. Придет время, еще поклонятся, да и отдадут его нам, и скажу тебе, вельми храм будет мой собор, но все-таки еще не тот это дивный собор, что к концу-то века будет у вас. Тот, матушка, на диво будет собор! Подойдет антихрист-то, а он весь на воздух и поднимается, и не сможет взять его. Достойные, которые войдут в него, останутся в нем, а другие, хотя и взойдут, но будут падать на землю. Так и не сможет достать вас антихрист-то: все равно как в Киев приходили разбойники, а церкви-то поднялись на воздух: достать-то они не могли. Так вот и собор ваш, и канавка поднимутся даже до неба и защитят вас, и не сможет ничего вам сделать антихрист. И при том соборе, время при­дет такое, что ангелы не будут поспевать прини­мать души, а вас всех Господь сохранит. Канав­ка эта одна всегда заступит вас, став огненною стеною до неба! И даже антихрист, и тот ее пе­рейти не сможет!»

Перед кончиной преподобный Серафим ска­зал: «И вот, Самой Матери Божией, Царице Не­бесной вручаю вас. Она Сама все управит».

Но вернемся к Четвертому Уделу Божией Ма­тери. Что же означает Дивеево? Ведь Россия стала совсем иной, чем во времена Киевской и Московской Руси, и долгое время многие не по­нимали слов Матери Божией и преподобного Серафима, как это — Дивеево и почему? Но после февральских событий 1917 года и крушения са­модержавия стало непреложно ясным, что такое Дивеево. Это Новая Россия, Россия без самодер­жавия, страна, которой управляет Сама Матерь Божия, Заступница наша.

Перед самой февральской революцией священ­нику Марфо-Мариинской обители в Москве о. Митрофану Серебрянскому было во сне виде­ние: три сменявшие друг друга картины. Пер­вая: стоит прекрасный храм, и вдруг появляются языки пламени — и вот весь храм в огне, зрели­ще величественное и страшное. Вторая картина: преподобный Серафим Саровский стоит коленопреклонный на камне с молитвенно воздетыми руками. И третья картина: изображение Царс­кой Семьи в черной рамке, из краев которой на­чинают вырастать побеги, закрывшие все изоб­ражение белыми лилиями.

Отец Митрофан рассказал о видении игуме­нье обители великой княгине Елизавете Федо­ровне. Она сказала, что может изъяснить этот сон. Первая картина означает, что за грехи наши, беззакония и оскудение любви Церковь и страна будут ввергнуты в тяжкие бедствия; будут разрушены храмы, монастыри, начнется страшная братоубийственная война. Но Россия и Церковь не погибнут. По молитвам преподобного Сера­фима Саровского — великого святого Русской Церкви и других святых и праведников нашей Отчизны Россия будет помилована. Третья кар­тина означает, что в России будет революция и Царская Семья погибнет.

Все это сбылось. В это же время произошло восстановление Патриаршества на Руси - сбы­лось пророчество преподобного Серафима Са­ровского. Сама Пречистая показала этим восста­новлением и явлением иконы Державной, что и в самое жестокое и трудное время Она с нами, Она наша Заступница Усердная, Предстательница перед Богом, и все так же престол Ея и Дом Ея — в России, а особая любовь и благоволение — на народе российском.

В те страшные годы, когда бездны греха от­крылись в людях, когда поругание всего святого и человеческого достигло, казалось, последних пределов, - Она была с нами. Рушилось все, го­рели храмы, полыхала страшная братоубийствен­ная война. Современники говорили тогда о Ро­дине нашей: «Россия, кровью умытая». Если бы поняли в те годы, что означает сие знамение — явление иконы Державной - сколько страшных дел не было бы содеяно!

А где явилась Державная икона? В Москве, в Коломенском, в этом изумительном, глубоком месте, именно у храма в честь Казанской иконы. И сейчас на месте явления иконы бьет источник со святой водой, а совсем неподалеку от него — источник святого великомученика Георгия.

Как не вспомнить слова тропаря Казанской иконе: «В Державный Твой покров прибегаю­щим»! Какое это знамение и великое событие для истории — как хорошо бы нам понять серд­цем, всем существом, что Божия Матерь стала еще ближе к нам, что мы можем, как никакой дру­гой народ, обращаться к Ней о помощи, заступни­честве!

Да, Она была с нами в те годы, и Сам Сын Ея, Спаситель мiра, был с нами. Об этом пророчески писал А.Блок в своем гениальном творении — поэме «Двенадцать». В ней Блок поднялся до самых возможных в то время человеку вершин постижения жизни и смысла событий земных. Он показал, что и в такой России, в таком мiре — истерзанном, распятом, залитом кровью и гре­хом, впереди Иисус Христос. Значит, Он попус­тил, чтобы все, что произошло в России и мiре, совершилось, и Он со всеми нами всегда и везде «до скончания века». «И Аз с вами во вся дни», — как Сам Он сказал своим апостолам.

Вот эти блоковские строки:

...Так идут державным шагом —

Позади — голодный пес,

Впереди — с кровавым флагом,

И за вьюгой невидим,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз —

Впереди — Исус Христос.

Хочется сказать «Аминь». Но это не конец. Великий поток истории еще течет, и бег времени не закончен. Наступили новые времена, новые испытания. Пришел 1941 год.

Перед самым началом Великой Отечественной войны одному старцу Валаамского монастыря (Валаам в то время принадлежал Финляндии) было три видения во время службы в храме.

Первое видение: он увидел Божию Матерь, св. Иоанна Крестителя, святителя Николая и сонм святых, которые молили Спасителя, чтобы Он не оставил России. Спаситель отвечал, что в России так ве­лика мерзость запустения, развращенность нра­вов, упадок веры и благочестия, что невозможно больше терпеть эти беззакония.

Все святые с Богородицей продолжали молить­ся со слезами, и, наконец, Спаситель сказал: «Я не оставлю России».

Второе видение: Божия Матерь и св. Иоанн Креститель стоят перед Престолом Спасителя и молят Его о спасении России. Спаситель снова ответил: «Не оставлю России».

Третье видение: Божия Матерь одна стоит пе­ред Сыном Своим и со слезами молит Его о спа­сении России. Она сказала: «Вспомни, Сын Мой, как Я стояла у Креста Твоего», — и хотела встать на колени перед Ним. Спаситель остановил Ее и сказал: «Не надо. Я знаю, как Ты любишь Россию и ради слез Твоих не оставлю ее. Накажу, но сохраню».

Старец, которому было видение, почил в Псково-Печерском монастыре, прожив 100 лет.

* * *

Началась страшная, невиданная война, в кото­рой враг имел единственную цель — уничтожить Русь Святую, уничтожить народ России, стереть с лица земли само понятие и воспоминание о России.

Тогда произошло событие, имеющее огром­ное, промыслительное значение для судеб Рос­сии, а может быть, и для всего мiра. Мы часто думаем, что все чудеса и знамения были в про­шлом, а они совершаются постоянно, если только быть внимательными и быть в молитве. Но бывают и такие знамения для всего мiра. Не­часто было такое в истории народов, и поэтому они должны остаться в памяти у людей для нашего укрепления, утверждения в вере и на­дежде, что не оставлены мы промыслом Божиим. И снова речь будет идти о Казанской иконе Божией Матери.

Стояла зима 1941 года. Немцы рвались к Мос­кве. Страна стояла на грани катастрофы. В эти дни в победу почти никто не верил, не знали, что делать, видели только погибель. Всюду были паника, страх, уныние.

Патриарх Антиохийский Александр IIIКогда началась Великая Отечественная война, Патриарх Антиохийский Александр III обратил­ся с посланием к христианам всего мiра о молит­венной и материальной помощи России. Очень немногие истинные христиане оставались в то время друзьями нашей страны.

Были великие молитвенники и на Руси — та­кие, как преподобный Серафим Вырицкий. 1000 дней стоял он в молитве о спасении страны и народа России в тяжелейшие годы, когда стра­ну терзали враги. Но, как и в 1612 году, Про­мыслом Божиим для изъявления воли Божией об определении судьбы страны и народа России был избран друг России и молитвенник за нее из братской Церкви — митрополит Гор Ливан­ских Илия (Антиохийский Патриархат). Он знал, что значит Россия для мiра, знал — и по­тому всегда молился о спасении и просветле­нии России.

После обращения Патриарха Александра III митрополит Илия стал еще горячее, всем сердцем молиться за спасение страны Российской от гибе­ли, от нашествия вражеского. Он решил затво­риться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук с зем­ли, где не было ничего, кроме иконы Божией Ма­тери. Владыка затворился там, не вкушал пищи, не пил, не спал, а только стоял на коленях перед иконой Божией Матери с лампадой и молился.

Каждое утро владыке приносили сводку с фрон­та о числе убитых и о том, куда дошел враг.

И вот через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Сама Матерь Божия и объяви­ла, что он избран, как истинный молитвенник и друг России, для того, чтобы передать определе­ние Божие для страны и народа Российского. Если все, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет.

— Должны быть открыты по всей стране хра­мы, монастыри, духовные академии и семинарии.

— Священники должны быть возвращены с фронтов, из тюрем и начать служить.

— Сейчас готовится к сдаче Ленинград. Сда­вать Ленинград нельзя. Пусть вынесут чудот­ворную икону Казанскую и обнесут ее с крест­ным ходом вокруг города — тогда ни один враг не ступит на святую землю его. Это избранный город.

— Перед Казанской иконой нужно совершить молебен в Москве.

— Затем икона должна идти с войсками до границ России.

— Икона должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя.

— Когда война закончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена.

Владыка связался с представителями Русской Церкви и с советским правительством и передал им все, что было определено. И теперь хранятся в архивах письма и телеграммы, переданные мит­рополитом Илией в Москву.

Сталин вызвал к себе митрополита Ленинг­радского Алексия, митрополита Сергия и обещал исполнить все, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение.

Все произошло так, как и было предсказано.

Ленинград действительно готовили к сдаче: многие ценности были вывезены, спрятаны или зарыты, был готов приказ об оставлении города. Не было сил, чтобы удерживать врага. Страш­ный голод — ежедневно умирали тысячи людей. Тогда вынесли из Владимирского3 собора Казан­скую икону Божией Матери и обошли с Крест­ным ходом вокруг Ленинграда. Город был спа­сен. Многим до сих нор непонятно, чем держал­ся Ленинград, ведь помощи ему практически не было. То, что подвозили, было каплей в море. И тем не менее город выстоял. Снова подтверди­лись слова, сказанные святителем Митрофаном Петру I, что город св. Петра избран Самой Бого­родицей, и пока Казанская икона Ея в городе и есть молящиеся в нем, враг не сможет войти в город. Вот почему ленинградцы так почитают Казанскую икону. Она во все времена от основания града была заступницей его, да и всей Рос­сии. Интересно и то, что блокада Ленинграда была прорвана в день празднования св. равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. После Ле­нинграда Казанская икона начала свое шествие по России.

Да и Москва была спасена чудом. Разгром нем­цев под Москвой — это истинное чудо, явленное молитвами и заступничеством Божией Матери. Немцы в панике бежали, гонимые ужасом, по до­рогам валялась брошенная техника — и никто из немецких и наших генералов не мог понять, как и почему это произошло. Ведь Волоколамское шоссе было свободно и ничто не мешало немец­ким танкам войти в Москву.

Затем Казанскую икону перевезли в Сталин­град. Там перед ней шла непрестанная служ­ба — молебны, поминовения погибших воинов. Икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги. И немцы не смогли перейти реку, сколько усилий ни прилагали. Был момент, ког­да защитники города остались на маленьком пятачке у Волги, но немцы не смогли столкнуть наших воинов, ибо там была Казанская икона. Знаменитая Сталинградская битва началась молебном перед Казанской иконой Божией Ма­тери — и только после этого был дан сигнал к наступлению.

Икону привозили на самые трудные участки фронта, где были критические положения, и в места, где готовились наступления. Священство служило молебны, кропило святой водой солдат. Казалось, что пришло время славной древности Российской, когда были великие молитвенники на Русской земле и Божия Матерь по их молит­вам отгоняла врагов, вселяла в них ужас.

Рассказы о таких случаях во время войны при­ходилось слышать от многих фронтовиков, в том числе и неверующих. Хочется рассказать об од­ном таком свидетельстве заступничества и помо­щи Матери Божией. Произошло это событие во время штурма Кёнигсберга в 1944 году. Вот что рассказывает офицер, бывший в центре событий битвы за город:

«Наши войска уже совсем выдохлись, а немцы были всё еще сильны, потери наши были огром­ными, и чаша весов колебалась — мы могли по­терпеть там страшное поражение. Вдруг видим: приехал командующий фронтом, много офице­ров и с ними... священники с иконой. Многие стали шутить: «Вон попов привезли, сейчас они нам помогут». Но командующий быстро прекра­тил всякие шутки, приказал всем построиться, снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли к передовой с иконой. Мы с недоумением смотрели: куда они идут? — во весь рост — их же всех перебьют. От немцев была такая стрельба — огненная стена. Но они спо­койно пошли в огонь. И вдруг стрельба с немец­кой стороны одновременно прекратилась. Тогда был дан сигнал, и наши войска начали общий штурм города-крепости, с суши и с моря. Немцы гибли тысячами.

Как потом в один голос рассказывали плен­ные, перед самым русским штурмом в небе по­явилась Мадонна, которая была видна всей не­мецкой армии — и у всех, абсолютно у всех отка­зало оружие, они не могли сделать ни единого выстрела. Тогда-то наши войска сломили сопро­тивление врага и взяли город.

Во время этого явления немцы падали на ко­лени, и очень многие поняли, в чем дело и Кто помогает русским».

И еще один поразительный факт. Киев, мать городов русских, был освобожден нашими войс­ками 22 октября, в день празднования Казанской иконы Божией Матери.

20 тысяч храмов было открыто в то время. Вся Россия молилась тогда. Сколько старших офицеров, не говоря уже о солдатах, молились перед боем, крестились. Многие командиры, да и сам маршал Жуков, говорили перед боем: «С Богом». Один офицер, сидевший на связи с лет­чиками во время боевых вылетов, рассказывал, что часто слышал в наушники, как пилоты горя­щих и подбитых самолетов кричали: «Господи, прими с миром дух мой!»

Были открыты духовные семинарии, академии, Троице-Сергиева Лавра, Киево-Печерская Лав­ра и многие монастыри. Было разрешено пере­нести мощи святителя Алексия — митрополита Московского и всея Руси — в Богоявленский Патриарший собор, где стояла всю войну та самая чудотворная Казанская икона, бывшая с опол­чением в 1612 году. Наступало время возрожде­ния веры на Руси.

* * *

В 1947 году Сталин исполнил обещание и при­гласил в октябре митрополита Илию в Москву. Он побоялся не исполнить указание, ибо все про­рочества, переданные владыкой, сбылись. Перед приездом гостя Сталин вызвал владыку Алек­сия, ставшего тогда Патриархом, и спросил, чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь. Святейший предложил подарить вла­дыке икону Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драго­ценными камнями из всех областей страны, что­бы вся Россия участвовала в этом подарке. Са­мые искусные ювелиры изготовили панагию и крест.

Митрополит Илия прибыл в Москву. Встре­тили его торжественно. На церемонии встречи владыке поднесли икону, крест и панагию. Как он был растроган. Он говорил, что всю войну день и ночь молился о спасении России.

Святейший Патриарх Алексий I и митрополит Гор Ливанских Илия (Карам) в Москве. 1947 г.«Я счастлив, — сказал владыка, — что мне до­велось стать свидетелем возрождения веры на Святой Руси и увидеть, что Господь и Божия Матерь не оставили вашу страну, а напротив, почтили ее особым благоволением. С великой благодарностью принимаю эти дары от всей земли Русской как память о любимой мною стране и народе. Желаю вам, дорогие мои, и надеюсь, что, по словам великого святого Русской земли, преподобного Серафима Саровского, вы посреди лета воспоете «Христос Воскресе» — вот радость-то будет по всей земле великая!»

Тогда же правительство наградило его Сталин­ской премией за помощь России во время вой­ны. От премии владыка отказался, сказав, что монаху деньги не нужны — пусть они пойдут на нужды вашей страны. «Мы сами решили пере­дать вашей стране 200 тысяч долларов для помощи детям-сиротам, у которых погибли на вой­не родители»,— сказал владыка.

Из Москвы митрополит Илия поехал в Ленин­град. Приведем запись воспоминаний одного из очевидцев встречи владыки в Ленинграде и еще о двух встречах с ним:

«Перед самым приездом митрополита Илии в Ленинград мне явился во сне какой-то святитель и сказал: «Через три дня ты узнаешь, как была спасена Россия. Не забудь об этом и поведай другим».

И вот через три дня по делам службы я ока­зался рано утром на Московском вокзале — нужно было отправлять контейнеры. Вдруг вижу: идет начальник УВД города, с ним мно­жество милиции, солдаты, почетный караул, ни­кого не пускают. Все говорят: «Наверное, Ста­лин приехал».

Подхожу к оцеплению и вижу: идет Косыгин (его, как ленинградца, направили от правитель­ства сопровождать владыку), с ним митрополит Ленинградский Григорий и митрополит Илия. Тогда вспомнил про сон и подумал: «Что-то се­годня будет в храме».

Утром 9 ноября митрополит Илия служил Ли­тургию в Никольском соборе. Тогда же он пре­поднес храму частичку мощей святителя Николая, ко­торая находится доныне в главном храмовом образе святителя Николая, перед солеёй у главного пре­стола.

На следующий день я пришел к знакомому, а он говорит: «Поедем во Владимирский собор, там будет сегодня великое событие — весь город об этом говорит». — «Зачем так рано, ведь еще три часа до службы?» — спрашиваю его. «Да иначе не попадем, столько народа собралось».

Пошли во Владимирский. Что-то необыкновен­ное в городе творится: все улицы, ведущие к собо­ру, заполнены народом. Около 200 тысяч человек тогда стояло, весь транспорт остановился, подхо­ды загорожены, еле пробрались к собору. Стоим возле него, а внутрь не попасть — солдаты стоят в оцеплении, никого не впускают. Вдруг из боковой двери выбегает староста, наш знакомый — увидел нас и зовет: «Пошли, я вас заждался!». Провел нас в храм, и мы оказались у самой солеи. Слева у солеи было отгорожено место, и там стояли члены правительства. Мы насчитали 42 человека.

И вот появились митрополит Илия, митропо­лит Григорий, священство. Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение дра­гоценного венца — дара митрополита Илии — на Казанскую икону. В момент возложения члены правительства и генералитет перешли вправо и стояли перед образом Казанской Божией Матери.

После возложения венца митрополит Илия произнес проповедь. Он рассказал все — как явилась ему Божия Матерь, что Она поведала ему. Владыка говорил:

«Я молился за ваш прекрасный город, чтобы сохранился он. Я давно полюбил ваш город и так благодарен Господу, что Он удостоил меня побывать здесь, помолиться вместе с вами. Я уви­дел веру, я увидел, что Божия Матерь не остави­ла чад Своих.Митрополит Илия (Карам) в белом клобуке Русской Православной Церкви. 1947 г.

Мне преподнесли крест с камнями со всех кон­цов Русской земли, панагию и Казанскую икону. Крест этот я положу на престоле кафедрального собора и обещаю вам, дорогие, что крест с Россией всегда будет лежать на престоле на­шего главного собора, пока я живу на земле. Я попрошу, чтобы и после моей кончины этот крест оставался на престоле. Казанская икона будет находиться в алтаре и всегда будет напоминать мне во время богослужения о России.

Простите, дорогие мои, что не могу благосло­вить и обнять каждого из вас. Посылаю благословение Господне на всех вас и всегда, пока я живу, буду молиться о вас».

Конечно, говорил он через переводчика, но по­чти все в храме плакали. Это незабываемо. Ка­кое счастье тому, кто мог быть в этот день во Владимирском соборе, какая радость на всю жизнь. Это был такой духовныйМитрополит Гор Ливанских Илия (Карам) у входа в Князь-Владимирский собор (Ленинград). Ноябрь 1947 г. Собеседник митрополита - протоиерей собора Михаил Славнитский подъем, могу­чая общая молитва. У людей сердца бились в унисон, и все чувствовали себя братьями и са­мыми дорогими друг другу людьми. И вот все запели «Заступнице Усердная...» Невозможно передать, какое чувство было во время пения. Казалось, что пел весь храм и весь народ под­нялся в воздух. Когда вышли из храма, тропарь Казанской иконе запели стоящие на площади, на прилежащих улицах, у стадиона — десятки тысяч, сотни тысяч петербуржцев — все пели «Заступнице усердная». Тут уже заплакали все и молились истинной Заступнице и Спаситель­нице России.

На следующий день митрополита Илию тор­жественно встретили в Духовной Академии. Епископ Симон, ректор Академии, сказал прекрасное слово. Он говорил:

«Когда Вы, дорогой владыка, будете совершать крестное знамение, то при призывании имени Господа нашего Иисуса Христа Вы всегда буде­те касаться тремя перстами панагии, и сразу вспомните нашу страну и помолитесь о России нашей великой Заступнице, Божией Матери. Потому что в панагии — изображение Влады­чицы нашей с Господом в окружении всей Русской земли. Это великий символ. Издавна Русь называют Домом Божией Матери, и здесь, в панагии Вашей, изображение Божией Матери в окружении всей Русской земли, ибо нет земли в России, которая не дала бы частички своей для этой панагии».

Господь сподобил меня еще дважды увидеть этого великого святителя и молитвенника. Вто­рая встреча состоялась в Псково-Печерском монастыре во время второго приезда владыки в Россию в 1954 году. Тогда в Печерах были три Патриарха, многие архиереи. Все спустились в пещеры и вошли в церковь Вознесения (дело было в августе) и запели... «Христос воскресе» и все Пасхальные стихиры — посреди лета! — на греческом, славянском, арабском языках. Как было умилительно и торжественно. У всех были бороды мокрыми от слез.

В третий раз довелось увидеть владыку в ал­таре Псковского Троицкого собора в 1963 году. Подошел к нему под благословение и сказал:

«Дорогой владыка, Вас помнят в Ленинграде и молятся о Вас и всегда будут помнить. Мне довелось быть во Владимирском соборе в 1947 году в Ваш приезд. Спаси Вас Господи!»

Он прямо изменился в лице и начал говорить по-русски не очень хорошо, медленно, но твердо выговаривая слова. О, это настоящий старец! Какие у него были глаза! Когда он услышал мои слова, у него потекли слезы, и он сказал:

«Как у вас любят Бога. Нигде так не любят Бога и Божию Матерь, как у вас. Какое счастье быть в России. Это невозможно говорить. Я был в Иерусалиме на празднике Пасхи Христовой, я был во многих странах, я был в Португалии, ког­да праздновали день памяти явления Божией Матери. Там собралось до 70 тысяч человек. Но такого я не видел никогда, такой любви и веры я не видел нигде. Как тогда пели на улицах «Заступнице Усердная» тысячи людей, я плакал, я не мог ничего сказать».

А слезы прямо текут по щекам. Все в недоуме­нии, почему почетный гость плачет. А он продол­жал: «Я всегда молюсь за ваш город, он в сердце, я очень люблю вашу страну и ваш народ», — и поцеловал меня.

После службы митрополит Илия отслужил в Троицком соборе молебен Казанской иконе Божией Матери, и я удостоился сослужить ему.

Всего несколько лет назад отошел митропо­лит Илия ко Господу в возрасте 97 лет4. В некро­логе журнала Московской Патриархии было сказано, что он был близок к Русской Православной Церкви, что он был другом и молитвенником на­шей Родины».

* * *

Протоиерей Василий Швец у Казанской иконы Князь-Владимирского собораНыне икона чудотворная Казанской Божией Матери стоит во Владимирском соборе Петер­бурга. И все так же охраняет Матерь Божия Свой город, Свой избранный город. Мы все дол­жны помнить обетование, что пока стоит Ка­занская икона в Петербурге и молятся Божией Матери верующие, до тех пор будет жить ве­ликий град святого Петра, первоверховного Апо­стола, Апостола веры, каменной веры, на кото­рой стоит Церковь Христова. И сам Петербург весь одет камнем, мостовые и каналы его - в камне, в граните. Это напоминает о том, что все в мiре держится верой и молитвой. Поэтому каждый, кто приедет в Петербург, пусть при­дет во Владимирский собор помолиться Зас­тупнице Усердной, Матери Господа Вышняго, поклониться до земли образу Ея Казанскому и с умилением сердечным обратиться к Ней. Тогда очень много духовного, радостного и не­забываемого сможет он получить в этом див­ном городе, любимом городе...

Так и стоит Казанская икона в Петербурге с венчиком митрополита Гор Ливанских Илии в благодарность о спасении России в 1941-1945 годах. А в Москве, в Богоявленском патриаршем соборе стоит Казанская икона с венчиком князя Пожарского — в благодарность о спасении Рос­сии в 1612 году.

И ныне ограждают Русскую землю чудотвор­ные иконы Божией Матери:

Тихвинская икона хранит и благословляет Се­верные приделы.

Иверская икона хранит и благословляет Юж­ные приделы.

Почаевская и Смоленская иконы ограждают землю Русскую с Запада.

На Востоке до края земли сияет лучами бла­годати, ограждает и благословляет Русские земли Казанская икона.

А в центре Русской земли сияет образ Бо­жией Матери Владимирской, написанный апос­толом и евангелистом Лукой на доске стола, за которым совершалась Тайная Вечеря — первая Евхаристия, ознаменовавшая начало новой жиз­ни, начало вечного спасения человечества.

 


1) В то время, когда писалась эта статья.

2) Преподобная Александра Дивеевская прославлена в 2000 г. в лике святых.

3) Здесь и далее имеется в виду Князь-Владимирский собор г. Санкт-Петербурга.

4) Митрополит Илия родился в 1903 г., отошёл ко Господу в 1969 г. На этом основании временем написания данной статьи можно считать начало 1970-х гг.