krest

Державные листки

 


Дорогие братья и сёстры!

   Вышел из печати

«Державный листок» №35

«АБОРТ? НЕТ! ЧТО БЫ НИ БЫЛО…»

   Листок отпечатан большим тиражом.

   Берите листок в храме, давайте читать его родственникам, знакомым, соседям, сослуживцам. Распространяйте в женских консультациях, больницах, поликлиниках, учебных заведениях. Особенно важно молодежи узнать об этом правду. Для тех мужчин и женщин, кто повинен в грехе аборта, это дело будет одним из способов действенного покаяния. Тем, кто хочет включиться в это дело, но живет далеко от нашего храма, можем выслать нужное количество почтой.

   Надеемся на бережное отношение к листкам, напечатанным на пожертвования верующих.

   Пусть увидят свет все зачатые дети!

 

Наш адрес

 140130, Московская обл., Раменский р-н, пос.Кратово, ул.Нижегородская, д.17

тел. (495) 556-10-43,

(925) 654-19-11

Схема проезда

 

Избранные проповеди

Праведное воздаяние

Слово в неделю Страшного Суда

Из «Практической гомилетики» протоиерея Иоанна Толмачева (+1897), придворного сакеллария Зимнего Дворца

(СПб. 1899 г., репр. изд. 2000 г. , в 4-х тт., т.1, с.105-111).

(Мф.  зач. 106, 25, 31-46).

Страшный Суд БожийУтешая грешный мiр заявлением о безконечном милосердии Божием, Святая Церковь как любящая мать хотела нравственно ободрить грешников и не довести их до отчаяния. Но человеческая натура всегда склонна ко крайностям и готова вывести из этого утешения ложное умозаключение. Если Бог безконечно милосерд и по Своему милосердию прощает людям как немощным, зараженным грехом существам все их немощи и пороки, так что даже покаявшийся блудный сын встречается с большею любовию и радостью, чем верный своему долгу брат его, — то, значит, так называемые «грехи» и вовсе не столь ужасная вещь, и в надежде на безконечное милосердие Божие можно допускать некоторое послабление для немощной природы…

Чтобы предупредить это опасное ложное умозаключение, Святая Церковь, вслед за изображением безконечности милосердия Божия, изображает перед нами другое свойство Божества — именно Его безконечную справедливость, которая требует должного возмездия за всё соделанное людьми, как нравственно свободными существами. В силу этого свойства не должно и не может остаться без надлежащего воздания ни единое движение нравственно свободного существа, и все его движения — начиная от дел и слов до сокровеннейших помышлений — постоянно складываются на чаши весов безконечного правосудия, которое и воздаст каждому «по делом его». Воздаяние происходит уже и в земной жизни, хотя оно и имеет здесь более воспитательно-исправительное, чем карающее значение, причем безконечное милосердие еще, так сказать, борется с безконечною справедливостью; но настанет день, когда безконечная справедливость должна найти себе полное оправдание, и этот страшный момент и изображает Святая Церковь в своем евангельском чтении за Литургией в неделю Мясопустную.

Отчет в своей жизни каждый человек должен отдавать еще и до наступления Страшного Суда, как это изображено в притче о талантах, предшествующей теперешнему евангельскому чтению. Но то суд частный, когда каждый человек, так сказать, лишь перед своею совестью и перед Богом дает отчет о результатах своей жизни. Для оправдания безконечной справедливости такого суда недостаточно, и по истечении предопределенного ряда веков, назначенных в Божественном Совете для жизни мiра сего, должен настать Суд общий и последний, который, по своей обстановке и условиям его совершения, поистине получил название Страшного Суда. И если

грозен бывает суд царя земного, когда он во всеоружии своей власти и в блеске своего земного величия, в присутствии высоких сановников изрекает свое решение по важным делам, то насколько безконечно величественнее и страшнее будет всемiрный Суд Царя Небесного!

Егда приидет Сын Человеческий во славе Своей, и вси святии ангели с Ним, тогда сядет на престоле славы Своея.

При первом Своем пришествии на землю Сын Человеческий явился в убогих яслях, в мрачной Вифлеемской пещере, где поклонились Ему только убогие пастухи, да ангельский хор в небесной выси огласил мертвое безмолвие великой ночи своим знаменательным славословием. Но тогда Христос приходил как Искупитель, приходил в уничижении раба, чтобы возвестить людям Свое спасительное учение, Своею жизнью дать им пример осуществления религиозно-нравственного идеала в условиях обыденной жизни и Своею кровию искупить греховное человечество. Во Второе же Пришествие Он явится как грозный Судия и потому сядет на престоле славы Своея, и если во время земной жизни Он указывал только на возможность того, что в защиту Его от поругания человеческого могли явиться более двенадцати легионов ангелов (Мф. 26, 53), то тогда действительно Он явится окруженный тьмами тем ангелов, всем воинством их. Мысль цепенеет при одном представлении об этом величественном и страшном зрелище.

И соберутся пред Ним вси языцы.

Все мертвецы, сбросив с себя могильный прах веков и тысячелетий, возстанут из своих могил, соберутся пред Судилищем группами по семействам, народам и расам, и всё тысячелетнее древо человечества возстановится во всем своем величавом объеме — от Адама до последнего его потомка. Народы цивилизованные и народы дикие, жители севера и юга, востока и запада, представители детства человечества, как и представители его дряхлой старости, — все, безусловно все соберутся пред престолом Страшного Судии. (Развивая эти мысли, автор синаксария на неделю мясопустную, между прочим, говорит, что все собравшиеся пред престолом Судии будут в одном и том же возрасте и все узнают друг друга).

Какая сила может поднять этот необъятный некрополь? Да та же самая, которая дала жизнь всем его обитателям и которая имеет безусловное право потребовать полного отчета в ней. Мiр начал свое бытие по слову Творца, и закончит свое бытие также по слову Его, но уже не как Творца, a как Судии. Создавая мiр, Творец в сознании Своего безконечного самоудовлетворения изрек, что «это хорошо»; a по окончании мiра, Он как Судья, измеряющий всё по степени приближения к безконечному идеалу совершенства, над одним произнесет все тот же одобрительный отзыв, a над другим скажет: «это худо». В трепете и немом оцепенении будет человечество ожидать этого грозного приговора над собой.

И разлучит их друг от друга, якоже пастырь разлучает овцы от козлищ.

Нет ничего легче для пастуха произвести подобное разделение. Но еще легче будет произвести такое отделение для Судии, которому ведомы не только внешность каждого человека, но и глубочайшие движения его сердца. И под этим всевидящим и всепроницающим оком выступит наружу и отобразится на челе всё то содержание, которое таилось во глубине души в течение всей жизни, и какая поистине страшная картина раскроется пред глазами всех!

Что будет тогда с явными нечестивцами? Тут же впервые обнаружится перед всеми, — не только людьми, но и ангелами, — как часто бывают ложны и слепы суждения человеческие. Многие из тех, кого на земле люди считали представителями правды и благочестия, воплощением всяких добродетелей, окажутся лишь хитрыми лицемерами и ханжами, умевшими искусно носить маску, которая прикрывала их низкую натуру и их безчестные дела. И напротив, те, кого презирали люди, могут оказаться истинными носителями добра и правды.

Если и всемiрная история имеет способность часто срывать маски с тех личностей, которые умели во время своей земной жизни прикрывать пред людьми свою негодность и пользовались незаслуженным уважением и почетом, то пред престолом Страшного Судии не только сорвется маска, но и вся бездна нечестия, так сказать, огненными буквами отобразится на челе каждого, равно как неизреченным светом озарятся лики тех, которые осуществили в своей жизни верховный идеал Творца и Спасителя.

И поставит овцы одесную Себе, a козлища ошуюю.

Это разделение будет произведено не сообразно с теми делениями, к которым привыкли люди в обыденной жизни, не между учеными и неучеными, знатными и низкими, богатыми и бедными, друзьями и врагами, a единственно — между добрыми и злыми. Правосудие Божие положит грань разделения между теми, которых соединяли условия и предрассудки земной жизни. И тогда, стоя между этими двумя половинами человечества, праведный Судия изречет Свой безконечно справедливый приговор. Обращаясь к правой стороне, Он с выражением неизреченной сладости выскажет им Свое благоволение: Приидите благословении Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мiра. И, высказывая такой приговор, Он, как праведный Судия, приведет и основания для него: Взалкахся бо, и дасте Ми ясти; возжадахся, и напоисте Мя; странен бех, и введосте Мене; наг, и одеясте Мя; болен, и посетисте Мене; в темнице бех, и приидосте ко Мне. Вот те основания, по которым праведный Судия произнесет над правой половиной человечества свой безконечно милостивый приговор. Он не требует каких-нибудь необычайных, едва посильных подвигов: нет, для наследования Царства Небесного достаточно самых простых добродетелей, самого простого благотворения ближним — настолько простого и естественного, что сами святые, удостоившиеся столь благословенного отзыва, изумляются и не знают, когда же и при каких условиях совершены ими столь великие дела. Вот в этом несознательном, невысокомнящем делании добра и заключается тайна оправдания.

Конечно, и фарисеи делали подобные добрые дела, — но они делали их напоказ, с выпячиванием своего благочестия перед людьми, — делали, следовательно, не для этих нуждающихся и обремененных, a ради себя и ради славы человеческой, и потому за свои дела они получили уже свою награду, и перед престолом страшного Судии по необходимости явятся без всякого добра в своем внутреннем содержании, и окажутся не на правой стороне.

Отвечая на удивление праведников, Судия скажет им: Аминь глаголю вам: понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне  сотвористе.

В этом изречении раскрывается глубочайшая тайна единения каждого члена Церкви со Христом. Организм христианской Церкви есть как бы организм человеческого тела. Боль или давление, испытываемые нами даже в самых отдаленных оконечностях, находят быстрый отголосок в головном мозге. Равным образом, всякое зло или добро, оказанное даже наималейшему, ничтожнейшему члену Церкви Христовой, непосредственно отзывается в Главе этого тела, в Главе, Который есть Иисус Христос.

(Тот факт, что в основание оправдания указываются здесь только добрые дела, отнюдь не дает права на делаемое иными заключение, что для спасения достаточно именно одних добрых дел без веры и что нравственность независима от религии. Напротив, дальнейшая часть приговора показывает, что добрые дела получают свое полное значение только тогда, когда они совершаются в теснейшем соотношении с верою во Христа, Который именно и является главным предметом благотворения. Все другие дела, совершаемые без отношения к Нему, мертвы, каковыми были дела показно-набожных фарисеев).

И Он, праведный Судия, во время земной жизни имевший общение с мытарями и грешниками, деливший горькую и низкую долю всех труждающихся и обремененных, теперь, возседая на престоле славы, пред Которым в трепете стоят все сильные и гордые мiра сего, — Он и теперь не забывает этих своих «меньших братьев» и на отношении именно к ним строит и Свой безконечно-справедливый приговор!

Какой страшный урок для тех земных честолюбцев, которые, поднявшись до высокого положения на земле, с презрением и гордостью взирают на тех меньших братьев, с которыми были когда-то в одинаковом положении!

В ужасе ожидает себе праведного приговора и левая половина человечества, и грозный Судия, обращаясь к ним, изречет им Свой праведный гнев в страшных словах: Идите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его.

Каждое слово грозного Судии как гром небесный будет потрясать преступные души, и грешники готовы бы были просить горы — сдвинуться и задавить их, чтобы только укрыться от грозных очей и всепотрясающих слов Праведного Судии, — но будет уже поздно. Подобно тому, как это было сделано в отношении праведников, и грешникам высказаны будут основания к их осуждению, и именно заключающиеся в пренебрежении и попрании тех простых и естественных дел благотворения к меньшей братии, какие вызываются и требуются самыми простыми отношениями взаимной любви между членами Церкви.

Напрасно грешники, со своей стороны, будут оправдываться, что они не знали о тождестве этой меньшей страждущей братии с Христом, — так как иначе они готовы были бы сделать всё, что сделано стоящими по правую сторону, и даже больше того. Но это уже слова лицемерия и лжи — оправдательные слова преступников, захваченных на месте преступления и усиливающихся доказать, что они ни за что не посягнули бы на чужое достояние, если бы только знали, что их захватят на месте преступного деяния, и потому — оправдания их не принимаются во внимание, и заседание Страшного Суда закрывается. И идут сии в муку вечную, праведницы  же в живот вечный. 

Так закончится течение настоящего мiра, и начнется всеобщее Царство Христа. Осужденные в вечную муку грешники в самых своих страданиях будут провозглашать безконечное правосудие, a праведники своим неизреченным блаженством будут славить безконечное милосердие Божие. И между этими двумя половинами образуется бездна непроходимая. Архангел трубным гласом возвестит: «совершилось», — и на место бренной земли явятся новая земля и новое небо, и жизни их не будет конца.

Как многие в наше время совершенно забывают об этой, постоянно угрожающей и ежечасно могущей постигнуть наш грешный мiр участи! Они смотрят на мiр как на корабль, который, как испытанный в своей прочности веками и тысячелетиями исторической жизни, дает гарантию безопасности и на будущие века. Но пусть не обольщаются. Как в текущей жизни бывают нередко случаи, когда испытанные и по общему признанию несокрушимые корабли внезапно тонут вместе со всем безпечным экипажем от неожиданно налетевшей бури, так то же самое может случиться и с мiровым кораблем, плавающим по океану безпредельности.

Наша земля с ее гордыми обитателями, заявляющими высокомерное притязание на постижение тайны всего мiрового бытия, есть лишь ничтожная пылинка среди мириад мiров вселенной, — и достаточно единого дуновения из уст Творца, чтобы мгновенно произошел мiровой переворот, о котором наш гордый ум и представить себе не может.

Поэтому смиримся перед величием Творца — и, неослабно ожидая трубного гласа, имеющего призвать всё человечество к страшному престолу Праведного Судии, будем уничиженно воспевать вместе со Святою Церковию: «Пощади, пощади, Спасе, создание Твое!»